Сущность истины

Истина имеет значение в метафизике как нечто непреходящее и вечное, и никогда не может основываться на мимолетности и бренности человеческого существования. Библейский концепт истины - прообраз тварного мира, в котором сочетаются законы, управляющие природой, и нормы, регулирующие поведение человека. Истина и Бог - центральные понятия веры, связанные с противопоставлением земной и трансцендентной реальности, с оппозицией сущности и явления.

По мнению немецкого философа Карла Ясперса (1883 - 1969), обладание истиной не является сущностью философии. Философская истина не существует как данное, она есть лишь направление, движение от потерянности к самосознанию. Ее вопросы важнее, чем ее ответы, и каждый ответ становится новым вопросом. Истина разворачивается в философии в трех основных смыслах: истина как истинное бытие, включающее в себя возможное тождество бытия, суждения и оценки - онтологический аспект; истина как характеристика содержания человеческого бытия, включающая в себя ценностный момент отношения к бытию - аксиологический аспект; истина как характеристика знания о действительном бытии, как истинность - гносеологический аспект.

Дуализм мира служит предпосылкой убеждения в единственности истины. Неотделимость понятия истины от представления о двойственности бытия. Истина - попытка преодолеть прагматизм земного бытия и несовершенство повседневного общения; научная норма, призванная преодолеть несовершенство познания человеком мира.

Язык всегда находится между стремлением к точному выражению истины и желанием ее утаить. Набор естественноязыковых средств уклонения от истины модальные слова, знаки приблизительности.

Основные концепции истины

Автором классической концепции истины является Аристотель, понимавший под истиной соответствие знания объекту (действительности). Главное ее содержание - это соответствие мыслей действительности. Под "соответствием" имеется ввиду следующее: то, что утверждается мыслью, действительно имеет место.

Однако классическая концепция истины оказывается неспособной дать исчерпывающее решение проблем как определения природы познаваемой реальности (утверждения не могут быть истинными на основе тех фактов, которые сами не являются элементами объективного мира, а представляют собой познавательное содержание утверждений), характера соответствия мыслей реальности (утверждения являются копиями мира), так и критерия истины и "парадокса лжеца".

Указанные проблемы стимулировали возникновение альтернативных концепций. Во-первых, это когерентная концепция истины. Она сводит вопрос об истине к проблеме непротиворечивости знаний: соответствие знаний действительности устанавливается только через когерентность как критерий истины. Однако непротиворечивость не является достаточным условием истинности, поскольку не всякая непротиворечивая система утверждений о реальном мире соответствует ему.

Прагматическая концепция истины. Американский философ Джон Дьюи (1859 1952) смысл истины видит не в адекватности мышления бытию, а в постоянно растущем числе гарантированных утверждений, которые не абсолютны и не вечны, а потому подлежат корректировке и усовершенствованию по мере возникновения новых ситуаций тревог и сомнений. Отсюда и функциональная концепция истины, последовательно акцентирующая принцип практической целесообразности и обеспечивающая апробированность и надежность ведущей идеи. Истинно то, во что лучше верить.

Конвенциональная концепция истины. Французский математик Анри Пуанкаре (1854 - 1912) считал, что научное знание (или его логические основания) не относится к реальному миру, а представляет собой произвольные соглашения (гипотезы), которые должны служить наиболее удобному и полезному описанию соответствующих явлений. Любая гипотеза, по мнению ученого, при первой возможности и как можно чаще должна подвергаться верификации. От гипотезы, не прошедшей должную проверку, следует отказаться. Стало быть, опыт остается единственным источником истины, заключает Пуанкаре.

Русская философия рубежа XIX - XX вв. выделила особую телеологическую форму понятия истины, где истина определяется как цель человеческого бытия и познания. Телеологическая формулировка проблемы истины предполагает, что полнота истины - это полнота достижения цели. Только тогда, когда путь к истине определен, только тогда перед нами действительно истина. Путь достижения истины немыслим без определения цели этого пути. Поэтому телеологическая концепция истины не просто акцентирует внимание на особых путях бытия, познания, но и формирует цель - реальное изменение бытия, познавательных способностей, человеческого существования, которое возникает как осуществление истинного бытия, истинного познания, истинного существования. Тем самым философия из чистой теории превращается в особого рода духовную практику (или подготовку к ней), где цель осознается, формулируется и где раскрываются универсальные средства достижения этой цели.

Онтологическая концепция. М. Хайдеггер и Г. Гадамер видят в истине открывающуюся сущность вещи. Человеческое познание мыслится ими прежде всего как относительное раскрытие тайны конкретного бытия и - со стороны человека - осознание истины бытия, а значит - подчинение бытию. Человек призван утвердить себя в качестве хранителя бытия. Истина - это не столько естественный свет, освещение реальности со стороны человека, сколько узнавание самораскрывающейся реальности, которая обнаруживает себя в человеке, достигшем подлинного существования. В этом смысле истина - всегда результат индивидуального прорыва к миру. Истина, полученная таким путем, всегда индивидуальна, живая и больше всего на свете боится воплощения, боится стать общеупотребительной и для всех понятной.

Теория двойственности истины

Наиболее распространенная среди христианских теологов от Августина до Фомы Аквинского позиция теории "двойственной истины": истины разума и истины веры существуют раздельно. По своей сути, теория Двойственности истины была нацелена на размежевание философии и религии. Одна и та же истина может быть высказана на языке Корана и на философском языке. Одно и то же положение в Библии может быть интерпретировано двояко. "Богу богово, кесарю кесарево".

Идея существования разных истин привела к идее двух книг - книге бытия (откровение Библии) и книге Природы (на языке математики). Христианский философ должен в первую очередь произвести выбор между философскими проблемами, сосредоточиваясь в первую очередь на тех из них, которые связаны с его религиозной жизнью: существование и природа Бога, отношение Бога к миру и судьба души после смерти.

Уильям Оккам (ок. 1280 - 1349) - фигура, замыкающая эпоху Средневековья, - острее других понимает всю непрочность хрупкой гармонии разума и веры, растущую ассиметричность рационального, основанного на логической очевидности, и истины Откровения, принципиально избегающей царства рационального. В таком контексте английский философ-схоласт выдвигает учение о существовании двух родов истины - истины разума и истины веры. Истинная миссия теолога не в демонстрации разумности принимаемых верой постулатов, но в показе недосягаемости их высоты для разума. С этой целью Оккам редуцирует разум к его законным пределам, где царствуют лишь точные понятия, спасая истины веры во всей их специфичности. Вера, наконец, обретает чистый голос Откровения в его изначальной прелести. Дар веры исключительное условие принятия или непринятия христианских догм. Вот настоящий фундамент веры и ее истинности. Волей Оккама универсум природы и универсум веры разъединены по разные стороны на собственные сваи. Оккам провозглашает "Credo et intelligo" ("Верю и понимаю").

Заблуждение и его роль в познании

Заблуждение - несоответствие знания его предмету, расхождение субъективного образа действительности с его объективным прообразом. Заблуждение есть абсолютизированный момент процесса познания, который возникает и существует как односторонность познания, закрепляемая в сознании ограниченным практическим интересом отдельного человека или класса.

Заблуждение как диалектическая противоположность истины. Истина становится тем заблуждением, в котором нуждаются люди. Исторические события движутся больше заблуждениями, нежели истинами. Обыденная жизнь редко пересекается с мудростью, что не мешает большинству жить без ощущения неудобств. Абсолютизированная истина есть заблуждение.

Заблуждение отличается от ошибки как результата неправильного теоретического или практического действия, вызванного личными, случайными причинами. Заблуждение отличается от лжи как преднамеренного распространения заведомо неправильных представлений.

Позитивную сторону погрешимости истины отмечает британский философ Карл Раймунд Поппер (1902 - 1994). Заблуждение, по его мнению, должно служить предостережением от догматизма и авторитаризма, постоянно напоминать нам о том, что у научных идей нет привилегированных источников и что так или иначе они должны подтверждаться фактами, быть контролируемыми и обоснованными. "Все открыто для критики" - таков главный вывод философа.

Проблема заблуждения в истории философии

В античности источник заблуждения видели либо в природном несовершенстве познавательных способностей, в ограничении чувственного знания, в недостатке образованности индивида, либо в совместном действии этих факторов. Религиозная идеология средневековья истолковывала заблуждение как искажение готовой, раз навсегда заданной человеку истины, производимое злой волей, персонифицированной в виде дьявола, как дьявольское наваждение.

Проблема заблуждения и его отношения к истине особенно остро встала в философии Нового времени в связи с борьбой возникавшего научного мировоззрения против религиозно-теологических представлений. Ф. Бэкон различает четыре типа заблуждений (идолов), которые обманывают не в частных вопросах, а заражают и извращают все восприятия интеллекта. Идолами рода Бэкон считал ложные представления о мире, которые присущи всему человеческому роду и являются результатами ограниченности человеческого ума и органов чувств. Идолами пещеры Бэкон называл искаженные представления, происходящие под влиянием внутреннего субъективного мира каждого отдельного человека. Наиболее тягостными считал Бэкон идолы рынка или площади ошибочные взгляды людей, порожденные неправильным употреблением слов. Под идолами театра Бэкон подразумевал представления о мире, некритически заимствованные из разных философских систем.

Фридрих Энгельс (1820 - 1895) исходил из относительной противоположности между истиной и заблуждением, если последнее понимается не просто как логическая ошибка, а как содержательное заблуждение, которое имеет место в научном познании. Типичными формами заблуждения, по его мнению, являются религия и философский идеализм.

Истина и ложь

Ложь как злонамеренная неправда. Она есть преднамеренное, умышленное, осознанное искажение действительности. Ложь, по мнению Р. Декарта, не отвечает требованиям несомненности и достоверности, но в качестве заблуждения она воспринимается как преднамеренное возведение в истину. Ницше, напротив, считал различие между истиной и ложью вообще неважным: истина вовсе не есть соответствие наших понятий вещам мира. Мы в конце концов находим в вещах то, что сами туда вложили. Это нахождение называет себя наукой, а вкладывание - это искусство, религия, любовь. Таким образом, что есть правда и что есть ложь - зависит от нашей интерпретации, эти интерпретации в каждую эпоху разные.

Истина и правда. Множественность правд. Принадлежность понятия правды сфере жизни, миру человека. Правда как выражение конкретности (а не отвлеченности) истины и человеческого существования. Превращение искусством вымысла в правду.

Критерии истины

Историчность истины. Главными критериями истины являются экспериментальная проверка знания, возможность его применения на практике и его логическая непротиворечивость. Экспериментальная проверка знания характерна прежде всего для науки. Научное познание отличается от других форм познания (повседневного, философского) тем, что наука тщательно проверяет результаты познания в наблюдении и эксперименте.

Логическая непротиворечивость как критерий истинности знания: полученное знание не должно быть путанным и внутренне противоречивым; оно должно логически согласовываться с хорошо проверенными и достоверными теориями. Аксиологический критерий истины имеет место в общественных науках. Эстетический критерий истины (чувство гармонии, совершенства, красоты).

Карлу Марксу принадлежит мысль о несостоятельности попыток найти критерий истины, замыкаясь лишь на субъекте. Практика является критерием истины, поскольку она образует основу всей познавательной деятельности человека и связана с другими критериями.

Учение о предрассудке

Предрассудок - предварительное рассуждение, лежащее в основании понимания. В отличие от традиции, предрассудок не препятствует, а способствует пониманию. Пред-рассудок укоренен в традиции. Зная и понимая его, человек способен понять традицию, значит, понять время, в котором он живет и в котором живет объект понимания.

Пред-рассудок является условием предварительного понимания и задан традицией, уходящей корнями в культуру, социальные нормы, стандарты образа жизни. Нет человека, который мог бы избежать пред-рассудков. Предрассудки в гораздо большей степени составляют историческую действительность бытия человека. Задача не в том, чтобы отбросить предрассудки, которые коренятся в объективных исторических условиях, а в том, чтобы избавиться только от ложных предубеждений. Для этого необходимо постоянно вести диалог с изучаемым преданием, текстом, событием, постоянно вопрошать традицию.

Несовместимость истины и метода: метод претендует на рациональную упорядоченность, истина всегда содержит элемент иррациональности. Метод не ведет к истине, чаще интуитивно схватываемой вопреки методу. Интерпретация суть интуиция.

От разума законодательствующего к разуму интерпретирующему.

Функции истины

Истина предназначена для сведения множественности к единственности в пространстве идеальных миров, перенаселенных исключающими друг друга сущностями. Художественная истина лежит в основе творения. Эпистемическая истина служит нормой познания. Житейская истина - основа практического решения. Деонтическая истина является основа нравственного выбора.

Диалектическая природа истины

Истина не представляет собой нечто готовое, она - процесс, результат познавательных актов, и если познание движется, то и истина находится в развитии. Изменчивость, подвижность истины связана с тем, что практика представляет собой единство абсолютного и относительного. Она абсолютна, ибо ничего, кроме практики, не может быть источником познания, ни целью познания, ни его критерием. В то же время практика относительна: она в каждый данный момент ограничена в своих возможностях. Все это дает возможность говорить о том, что истина представляет по своему содержанию диалектическое образование, единство объективного и субъективного, абсолютного и относительного, абстрактного и конкретного.

Истина объективна по своему содержанию, т.е. то, что содержится в истинном высказывании, не зависит от сознания и воли человека. Но истина субъективна по происхождению и существованию: ее создает человек с его сознанием, она существует не в реальном мире, а в голове, в сознании человека. Выделяют три аспекта объективной истины: бытийственный (Фиксирующий предметно-субстратное и духовное бытие в истине), аксиологический (нравственно-этическая и эстетическая наполненность истины), праксеологический (включенность истины в практику).

Истина абсолютна, неизменна, потому что то, что отражается в ней, не зависит от человека или изменчивости обстоятельств. Но истина и относительна, так как верна лишь в определенном отношении, по отношению к конкретным свойствам, временным и пространственным условиям. Абсолютная истина верна как направление вектора космической эволюции человечества, как истина факта (существование которого бесспорно и очевидно), как гносеологический идеал (к которому стремится познание). Относительная истина есть неполное знание, ограниченное конкретно-историческими условиями познавательной деятельности.

Неразрывное единство абсолютной и относительной истины в их объективности. Взаимодействие между ними характеризует реальный познавательный процесс, его направленность и структуру.

Истина абстрактна, потому что она отвлекается от конкретных обстоятельств, обладает общим и всеобщим характером. Истина конкретна, потому что она приложима к любому конкретному явлению.