Множественность истолкований и интерпретаций событий прошлого. Три основные формы теоретических отношений к истории в европейской цивилизации: теология истории, философия истории, научная историография. Каждая из них в различные эпохи определяет горизонт теоретического понимания истории.

Античное понимание истории

Говоря об античном историческом сознании, крупнейший исследователь античной философии Алексей Федорович Лосев (1893 - 1988) прежде всего отмечал присущее тому понимание на основе разработанных им базисных онтолого-временных категорий (прежде всего, категории "становление") тематизирующей подвижности и изменчивости Сущего. Сущее предстает в своей космологической определенности. Подвижность и изменчивость социальной жизни истолковывается в соответствии с моделью космического движения вообще. Ритм космической жизни наиболее наглядно проявляется в небесном движении. Круговая природа этого движения находит отражение в представлении о циклическом ритме социально-исторической жизни, идее вечного возвращения. Духом цикличности пронизаны социально-политические изыскания Гераклита ("мир, закономерно воспламеняющийся и закономерно угасающий"), Платона и Аристотеля. В циклической модели истории время одновременно и телеологично (ориентировано к определенному качественному пределу) и циклично. Оно движется от полноты откровения бытия к умалению этого откровения, вплоть до конца времени (апокалипсиса) - переворачиваются песочные часы мира, бытие снова обнаруживает себя в своей вечной полноте, возникает новый зон - цикл.

В циклической модели времени и циклической природе реальности заложено представление о разнокачественности пространства. Символ такой модели кельтский крест: круг с крестом, который является древнейшим архаическим индоевропейским календарем, древнейшей моделью цикла. Этот знак сочетает в себе пространство и время - время, перешедшее в пространство, или пространство, динамически оживленное временем.

Христианская теология истории

Христианское отношение к истории генетически связано с иудаистским историческим сознанием, с "теологией истории" Ветхого завета. Предпосылки эсхатологии, догматы о первородном грехе и о предопределении - важнейшие составные части христианской теологии истории.

Христианская вера предполагает интенсивное осознание историчности времени, исторического различия между разными событиями, поскольку она соотносится с событием появления Иисуса Христа в модусе воспоминания: все существование христианства - это не существование в модусе конкретной одновременности с этим событием. Эсхатологическое будущее царства Божьего, предвосхищение его как грядущего настоящего, соотносится с богооткровенным событием явления Христа в этом прошлом, и тем самым выстраивает временность, событийность родовой жизни человечества от прошлого через настоящее к будущему.

Наконец, христианство означает новое понимание историчности каждой индивидуальной жизни - бытие каждого человека представляется как личностная история отношения между Богом и душой.

Бл. Августин под историей понимает целенаправленный процесс спасения человечества и единения его с Богом. История есть нечто единое, поскольку судьба всех людей определяется единством происхождения от Адама. Единое существование человеческого рода предстает как развертывающаяся во времени драма, у которой есть начало и будет конец. Движение исторического времени носит не круговой, а линейно-направленный характер. Протекающее историческое время осмысленно расчленено на эпохи, соотнесенные с днями творения. Историческая жизнь имеет воспитательное назначение для человеческого рода, и поэтому ее протекание наделено определенным смыслом. У истории будет завершение, установленное для нее Богом.

Философия истории Нового времени

Теоретическое историческое сознание Нового времени реализуется в трех основных сферах. Первая - это теолого-историческая рефлексия как продолжение и модификация сложившейся традиции. Вторая сфера - сфера оформившейся в то время исторической науки, которая была занята созданием картин исторической жизни человечества в целом и в самых разнообразных ее формах.

Третья сфера теоретического исторического сознания характеризуется тем, что история и историческое существование отдельного человека становятся предметной областью относительно самостоятельной философской науки философии истории.

Основные идеи философии истории Нового времени:

- рациональное мироустройство;

- соразмерность мира и человеческой сознательности;

- уверенность в принципиальной возможности для человеческого познания проникнуть в происходящее;

- возможность прогноза на будущее человечества.

Главная особенность новоевропейского философско-исторического сознания - это переход от канонического мышления к проектному. История претерпевает своеобразную субстанциализацию, становится для человека фундаментальной реальностью, которая понимается как сфера специфически человеческого жизнепроявления и как средство персонализации человека. "Настоящее" в проектном мышлении уже не нуждается в смысловой санкции со стороны прошлого или будущего - оно образует самодовлеющую историческую и соответственно смысловую тотальность. С этим настроением связан и присущий сознанию Нового времени определенный аисторизм, который мотивирует разговоры о конце истории, постисторическом состоянии.

Подобный аисторизм определялся теснейшей связью социальной жизни с процессами управления и планирования, призванными сделать социальную жизнь исчисляемой и предсказуемой. Само развитие планируется как опирающийся на науку технический и социально-технологический прогресс.

Марксистское понимание истории

Карл Маркс никогда не использовал термин "исторический материализм". Этот термин ввел Фридрих Энгельс. К. Маркс же использовал более осторожное выражение "материалистическое понимание истории", перенося акцент с претензии на самостоятельную философскую систему на определенную теоретико-методологическую установку.

Исходный философский тезис марксизма - "общественное бытие людей определяет их сознание". В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие, отношения производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Основные значения понятия "материальное" у Маркса - материальное как экономическое (относится к производству средств жизнеобеспечения), материальное как природное (здесь материалистическое сливается с натуралистическим), материальное как объективное.

Образ спирали давно появился в человеческой культуре. Но его познавательная эвристика впервые была раскрыта лишь в диалектике Г. Гегеля и К. Маркса. Спираль общественного развития в марксизме представлена процессом возникновения, развития и смены общественно-экономических формаций. Образ спирали в марксизме - образ прогресса, бесконечного поступательного развития общества по спирально-восходящей линии. История общества - история способов производства, в которых заложены источники общественного развития. История как "созревание" социальности.

Теория классовой борьбы как движущей силы истории.

Три философских ориентации историцистской парадигмы

Историцизм - признание развития общества от прошлого к познаваемому и предсказуемому будущему.

Историцистская парадигма осмысливает бытие через время. Метафоры времени: река, лестница, часы, песок, свеча.

Эволюция концепций времени: циклическое, сакральное, необратимое, событийное, физическое, историческое (прошлое), настоящее, будущее (футурологическое), вероятностное.

В "консервативном историцизме" Г. Гегеля история рассматривается как накопление бытия, как постоянное прибавление онтологии и гносеологии. В такой перспективе прошлое не обесценивается вовсе, но рассматривается как предварительная фаза настоящего. Онтологичность прошлого снимается, но не отменяется. Вся история у Гегеля - история постоянного прогрессивного развития мирового духа, который выступает в форме духов отдельных народов.

Футурологическая ориентация является абсолютизацией первой версии, но в ней реальная онтологичность полагается не в постепенном накоплении бытия, за которым постулируется некая предисторическая форма существования реальности, а в тяготении недостаточно бытийного исторического процесса к полной онтологичности, отнесенной в будущее. Абсолютное бытие полагается не в сложении моментов, но в финальном преодолении истории, за которым последует "начало" онтологии. Исторический процесс распознается здесь как некоторая телеологическая заданность: история течет к всеобщей разумности как к эсхатологической и онтологической цели.

Третья версия историцизма является самой радикальной и последовательной. Она помещает бытие в ускользающие пределы настоящего момента. Единственно реальное признается эфемерным, мгновенным, сиюминутным. Прошлое и будущее совершенно онтологизируются, вся реальность полагается в момент динамично меняющейся современности. При этом развитие временной модальности отождествляется с активной деятельностью по преодолению прошлого. Прошлое рассматривается как постоянно зачеркиваемое отрицательное время, как бытие, перешедшее в небытие, как ценность, переставшая быть таковой. Время представляет главную реальность, основополагающий модус бытия. Следовательно, становление оказывается единственной формой существования бытия - то, что существует, пребывает в становлении, в единонаправленном времени. Процесс времени становится всецело онтологически позитивным процессом, поскольку в нем, через него, из него бытие есть. Бытие тождественно времени, так как вне времени нет бытия.

Критика принципа историзма

Разрабатывая вопросы социальной философии и логики гуманитарных наук, Карл Поппер подверг критике концепцию историцизма, выступив, по-существу, противником таких оракулов в истории, как Платон, Г. Гегель, К. Маркс. "Историцизм, - для него, - это бедный метод, который не приносит результатов". Попытка установить законы развития - явный предрассудок. История - открытый незаконченный объект. Поппер отрицает исторический прогресс: прогресс - движение к определенной цели, цели существуют только для человека, для истории они просто невозможны.

Большая часть современных философов считает, что исторический смысл инновационно порождается, постоянно созидается субъектами исторической жизни; историческая деятельность субъектов различных формаций не имеет заданного или тем более предопределенного характера и является во многом недетерминированной и открытой; исторический смысл просто совпадает с историческим существованием. С этой точки зрения историзм есть социально-философский релятивизм. Историзму в этом смысле принадлежит несомненная заслуга разрушения того абстрактно-рационалистического учения об естественном праве (естественном состоянии), которое было основано на забвении всего конкретного исторического многообразия. Но с другой стороны, историзм разделяет и всю несостоятельность релятивизма вообще, поскольку он претендует быть целостным мировоззрением. Убеждение в его истинности противоречит его собственному содержанию.