История - раскрытие смысла во времени через свободное творчество людей. В античной философии распространенной была точка зрения, гласящая, что общество с развитием цивилизации деградирует. Оно идет от "золотого века" к "серебряному веку" и от него к "железному".

Всеобщее спасение - центральный смысл истории в христианстве. В библейской традиции бытие исторического человека есть лишь один из моментов бытия уже спасенного человека. Два момента доктрины всеобщего спасения искупительный и эсхатологический (связан с концом света) - определяют истоки двух традиций христианского понимания конца света - ожидание внезапного разрушения мира и наказание неуспевших раскаяться, и надежда на мирное обращение всех к Христу, и через это - к преображению мира.

Для Восточного христианства характерно внеисторическое понимание смысла истории, где каждый исторический момент в равной степени приближен к эсхатологическому смыслу (это проявляется в отсутствии противопоставления на спасенных и неспасенных, ибо все люди во все моменты жизни в равной степени приближены ко спасению).

Для Западного христианства характерно внутри историческое истолкование эсхатологического смысла (отсюда противопоставление людей на спасенных и неспасенных). Если для западного человека достаточно руководствоваться заповедями, верить в Бога и быть праведным, чтобы быть уверенным в правильности пути, то православный лишен этой уверенности, обречен быть свободным, постоянно делать заново выбор, и от ошибки его не могут застраховать ни предшествующие заслуги, ни праведность, ни вера в Бога.

В истории, по словам И. Бердяева, нет прогресса добра, совершенства, свободы человека - есть лишь трагическое раскрытие внутренних начал бытия, как божественных, так и дьявольских. В раскрытии этих противоречий и в выявлении их заключается величайший внутренний смысл исторической судьбы человечества.

Г. Гегель на основе признания субстанциальности истории, наличия в ней в качестве основополагающей субстанции разума, который обладает бесконечной мощью, и утверждения целостности и целесообразности исторического процесса, видит конечную цель всемирной истории в свободе духа. Гегелевский рационалистический принцип "Все разумное - действительно, все действительное - разумно".

"Бог", человек, развитие - три основных элемента гегелевской социально-философской системы, которая опирается на понимание сверхчеловеческой сущности законов развития общества и индивида как средства реализации Абсолютного духа в истории. Всемирная история - процесс расширения относительных границ свободы. Принцип восточного мира - свобода одного. Принцип греческого мира - свобода некоторых. Принцип современного мира - свобода всех. Главный критерий общественного прогресса - развитие личной свободы.

К. Маркс, В. Ленин усматривают смысл истории в реализации определенных принципов, идей, ценностей. Такие объективно существующие всеобщности конституируют историческую жизнь человечества в организованное и упорядоченное целое, прозрачное для философской рефлексии. Сама эта рефлексия, прозревая и утверждая смысл исторической жизни, служит целям просвещенного освобождения человечества, полной реализации "сущности" человека, воплощению неисчерпаемых творческих и конструктивных возможностей человечества.

Критерий прогресса исторического процесса

В истории человечества сложилось не так уже и много критериев определения уровня прогрессивности общества - уровень производительности труда и степень свободы личности в обществе. Зарождением третьего критерия прогресса - уровня нравственности в обществе - можно быть обязанным русской философии. Н. Бердяев считал, что сущность общественного прогресса проявляется в увеличении добра и уменьшении зла. Прогресс реакционен, если рушится человек. Идея прогресса безнравственна, если она основана на использовании предыдущих поколений. С. Франк критерий прогресса связывал с постижением смысла жизни.

Мифологема прогресса отрицает наличие пределов распространению деятельности человека. Вера в прогресс начала утверждаться в борьбе против религиозной веры за духовную эмансипацию человека. Ядро прогресса составляет триединство: неограниченное производство, абсолютная свобода и безбрежное счастье. Новый Земной Град Прогресса должен был заменить Божий Град. Д. Емко, А. Р. Тюрго, Ф. М. Вольтера и Ж. А. Кондорсе принадлежит идея о прогрессе как атрибуте исторической непреложности и безграничности возможностей человеческого разума и способности человеку к совершенству. И. Кант обосновывает точку зрения о том, что прогресс в истории обеспечивается за счет сил, заложенных в самом человеке. И. Фихте видит истоки совершенствования человечества в прогрессивном развитии разума человека. О. Конт, считая интеллектуальный прогресс фундаментальным принцип человеческого общества, усматривает в нем причину исторического развития.

Критика идеи прогресса. Платон ожидал от всякого изменения только худшего. Русский философ Сергей Николаевич Булгаков (1873 - 1944) был убежден в том, что вопросы общественного прогресса и социального идеала можно формулировать и решать только как религиозно-метафизические. Человечество, согласно этому воззрению, беспрерывно идет вперед, к какой-то конечной цели, к последнему идеально завершенному состоянию, и все сменяющиеся исторические эпохи суть лишь последовательные этапы на пути продвижения к этой цели. Прогрессистские воззрения, по мнению русского философа, произвольно обобщая совершенствование в течение последних веков, забывают о том, что это был лишь относительный прогресс, сопровождающийся утратой некоторых других культурных ценностей; что эта история наряду с эпохами подъема знает и эпохи упадка, разложения и гибели. Если история вообще имеет смысл, то он возможен лишь, если каждая эпоха и каждое поколение имеет собственное значение в ней, является творцом и соучастником этого смысла. Этот смысл должен поэтому лежать не в будущем, а сверхвременно охватывать мировую историю в ее целом.

Проблема конца истории

В современной философии истории фактически не предпринимаются попытки создать единую концептуальную картину всемирной истории, в которой нынешнее состояние человечества предстало бы как естественный или как закономерный результат предшествующего исторического развития. Это означает, по существу, отказ от постулирования или конструирования универсального исторического смысла, который охватывал бы все временные измерения исторической жизни человека. "Конец истории" в этом смысле выступает как перевод на повествовательный и образный язык того, что на философском языке выступает триумфом абсолюта - идеи технологического детерминизма.

Конец истории как преображение человека. Конец истории как смерть человека.

Постистория как царство игры и насмешки. Ирония и сарказм (вплоть до окарикатуривания форм) как способ низвержения идеологических авторитетов и разрушения жестких идеологизированных структур культуры.

Философская проблема периодизации истории

В мировой культуре выработаны критерии периодизации истории, в основе которых лежат следующие классификационные признаки: орудия труда (У. Ростоу выделяет пять стадий в развитии общества, Д. Белл, О. Тоффлер), рост народонаселения (Т. Мальтус), географическая среда (Ш. Монтескье), свобода и степень отдаленности ее от инстинктов (И. Фихте различает эпохи господства инстинкта, авторитета, разума, науки и искусства), формационный (К. Маркс), цивилизационный (Н. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби).