Комфорт быта и дискомфорт бытия. Три аспекта глобализации: техно-информационный (подчеркивающий роль знаний, образования, интеллектуального капитала, развитие информационной экономики и телекоммуникационных систем), социальный (связанный с трансформацией институциональной среды, имплозией государства, выстраиванием новых моделей управления мировым сообществом, поиском нового качества демократии), политический (вызванный поисками нового мирового порядка и борьбой с международным терроризмом).

Историческая многослойность бытия

Мир постмодернизма - развернутая в пространстве вся история человечества от австралийских аборигенов до постиндустриальной цивилизации. Он характеризуется "нагромождением времен" и многообразием, веерностью, множеством режимов, ритмов и темпов продвижения вперед. Темпоральная структура общества вбирает в себя временную размерность бытия всех его индивидуальных представителей: индивиды живут в разных временах и в современном обществе. Новой метафизике социальности присущи антимеханизм и антиинструментализм, деконструктивизм аксиоматических структур социальности (сценариев, габитусов, симуляций, симулякров). Выражением исторической ситуации современности становится кодирование и дешифровка знаково-символитических структур социальности.

Социокультурный релятивизм оборачивается требованием равенства. На основе онтологизации индивидуальной субъектности фрагментируется социальное, создаются неоэтнические, нео-религиозные (возрождение традиционных религий) и нео-экологические проекты.

Процесс обновления социальных форм на основе возрастающей самодостаточности субъектности человеческих индивидов, достаточной как для формирования надындивидуальных субъектов, так и для редуцирования к социальным подсистемам, приводит к полисубъектности социального бытия.

Антропологические границы развития

Социально-гуманитарные последствия перехода общества к информационной цивилизации характеризуются симптоматикой постсовременности - поиском новых смысложизненных ориентиров в техногенном мире, многообразием стилей жизни и социальных движений, структурными трансформациями, особой ментальностью.

Информационные технологии и развитие способности к универсальной коммуникации порождает медиократию как самостоятельный стратегический фактор. Мондиализация СМИ и усиление влияния масс-медиа, реальных и симулятивных образов в формировании предпосылок для управления человеческой ментальностью.

Развитие (на основе гарантированного выживания) как самодостаточная ценность становится главным стимулом непрестанного движения вперед, фронтального штурма будущего. Индекс развития человеческого потенциала раскрывает потребности в субъективной удовлетворенности от труда, общественной и личной жизни, а также девальвацию прежних - традиционных и собственно индустриальных - ценностей как освобождение от пусть и исторически оправданных, но ложных кумиров и заблуждений.

Перевод экономики из базиса в инфраструктуру человеческого бытия. Царство свободы начинается в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью, по ту сторону сферы собственно материального производства. По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости, как на своем базисе.

Философия и постсовременность

Постмодернистские стратегии характеризуются "постметафизической" установкой: отказом от поиска абсолютных оснований всего существующего, от построения всеобъясняющей системы всеобъемлющего знания, от принципа тождества бытия и мышления, предполагающего рациональную упорядоченность мира; от беспредпосылочности философствования и внутреннего развития идей.

Постмодернизм предполагает радикально новую политику: не человек для политики, а политика для человека; не человек как гражданин, а гражданин как человек.