На раннем этапе развития христианской философии в Западной Европе большую роль в формировании ее основ сыграли представители эллинистического этапа развития греческой философии, обеспечившие тесную преемственность средневековой и античной философии. К их числу относятся Ориген, Плотин, Боэций, Иоанн Дамаскин. На первом этапе средневековой философии, названном этапом патристики, происходит разработка и оформление основного содержания христианской теологии на основе религиозного учения Иисуса Христа и философской системы Платона.

Подобно тому, как античную философию образовали две ветви: греческая и римская, так и патристика, наследовавшая и отрицавшая их одновременно, была представлена «отцами церкви» греческого и римского происхождения и миропонимания. Те и другие развивали свои взгляды первоначально в форме христианской апологетики, которая определяется как раздел богословия, в котором сформулированы основные доказательства истинности основных религиозных представлений. Термин «апологетика» происходит от греческого слова «апология», что значит «заступничество», «оправдание».

Апологетика особенно актуальна была в период до 325 г., когда неоднократно имели место массовые гонения на христиан. В это время христианство выступает как «соблазн для иудеев, безумие для эллинов и недозволенная религия для правительства». Иными словами, христианство трудными путями прокладывало себе путь, и только в 313 году император Константин по политическим соображениям разрешил проповедовать христианство на территории Римской империи, и объявил ее государственной религией.

В период патристики богословам необходимо было обосновать основные догматы христианской церкви, что было и сделано в дальнейшем. Термин «патристика» происходит от латинского «pater» - отец. Патристикой называется религиозно-философское учение крупнейших философов и богословов периода раннего христианства и прежде всего так называемых Отцов церкви, чьи учения сыграли доминирующую роль в формировании христианской ортодоксальной теологии. Догматы христианского вероучения утверждались и отшлифовывались в ожесточенной полемике как в философско-религиозных сочинениях, так и в дебатах на многочисленных соборах, в том числе Вселенских.

Библейская ветхозаветная мудрость была воспринята «отцами церкви» как нечто такое, что не только превзошло античную философию, но и в корне изменило всю систему ее понятий, представлений и особенно ценностей, оказавшихся якобы несовершенными и преходящими. Философские учения античности о сущем и познании, о человеке, его душе и смысле жизни, о природе и всем мироздании, взгляды на общество и государство, на войну и мир, прошлое, настоящее и будущее и т.п. были не просто переосмыслены христианством. Все это стало трактоваться в духе нового вероучения таким образом, что общепринятые философские понятия оказались либо полностью отвергнутыми, либо они меняли свое светское содержание на сакральное (лат. sacri – священный, относящийся к религиозному культу и ритуалу).

Этот процесс в средневековую эпоху зашел так далеко, что учение Христа буквально перевернуло весь духовный мир и сам образ жизни миллионов людей, совершило подлинную социальную революцию. Патристика исходила из того, что божественная мудрость, выраженная в Библии, несомненно, превосходит  мудрость, представленную греко-римской, как и всякой другой философией.

Таким образом, единство ветхозаветной мудрости и греческой философии было сложным и противоречивым. Видный представитель современной философии Мартин Хайдеггер в статье «Преодоление метафизики» писал: «...Христианская философия остается вещью еще более нелепой, чем идея квадратного круга. Квадрат в круге еще сходятся в том, что они пространственные фигуры, тогда как христианская вера и философия разделены пропастью. Даже если бы кто-то захотел сказать, что оба учат об истине, все равно то, что здесь называется истиной, совершенно различно. Что средневековые богословы по-своему, т.е. перетолковывая, изучают Платона и Аристотеля, это то же самое, как когда Карл Маркс использует для своего политического мировоззрения метафизику Гегеля».

Важнейшими проблемами философско-теологического характера, обсуждавшимися в патристике, были:

  • Троичность Бога и соотношение между божественными ипостасями («споры о Троице»);
  • природа Христа – божественная, человеческая или богочеловеческая (христологическая проблема);
  • соотношение свободы и благодати;
  • отношение веры и разума.

Патристику принято делить на восточную и западную. Учения западных Отцов церкви (и особенно Аврелия Августина) сыграли ведущую роль в развитии католической теологии и философии, а учения восточных – православной.

Заслуга святого Августина состоит в том, что он обосновал основной догмат христианского вероучения – креационизм – догмат о сотворении Богом мира из ничего. Волей Творца небытие было переведено в бытие. Также Августин представил оригинальную трактовку проблемы добра и зла: зла в онтологическом плане не существует, зло есть неполнота добра, а зло присутствует только в моральной сфере как грех, т.е. несоблюдение библейских заповедей. Истина есть Бог, путь к истине лежит через сердце верующего.

Философия истории Августина также своебразна: прогресс истории связан с дальнейшей христианизацией всего мира; в мире идет постоянная борьба между градом божьим и градом земным. В своей обнаженности эта борьба предстанет и разрешится за пределами человеческой истории. Августин – сторонник христианской эсхатологии, учения о конце истории. Именно там, за пределами истории и земного мира вообще, в ином измерении люди обретут состояние «невозможности грешить».

Взгляды Августина изложены в трудах «Исповедь» и «О Граде Божьем». Он был «самым крупным философом эпохи патристики и самым влиятельным теологом церкви вообще...». Его влияние выходило за рамки философии, догматики, теологии, мистики, распространяясь на социальную жизнь, церковную политику, право, одним словом, это был великий зодчий западной средневековой культуры.

         В отличие от Августина последний светский римский философ Боэций (480-524) (Аниций Манлий Северин) известен тем, что менее всего попал под влияние победившего христианства, занимался логикой, остался верен традициям античной философии. Он развивал свои эклектические философские взгляды, сочетая их с переводами на латинский язык Аристотеля, Евклида. Благодаря его переводам, мы имеем в научном языке т.н. латинизмы -   «дефиниция», «атрибут», «акциденция», «формальный», «натуральный», «интеллектуальный» и др. Боэций расширил и обогатил концептуальный аппарат философии.

Логика и концептуальный аппарат Боэция оказали существенное влияние на дальнейшее развитие средневековой философии, зрелый и высший этап которой, получил название схоластики, что означает «школьная философия». Боэций, находясь в тюрьме, перед казнью написал проникнутую идеей свободы работу «Утешение философией». Философия утешает и исцеляет, просвещая. Ее лекарствами являются знания и идеи, а методом лечения – логические рассуждения. В конце книги Философия (здесь появляется образ строгой и властной дамы - символ культуры, труда и дисциплины) советует людям отвернуться от пороков, заботиться о добродетели, устремить свой дух к праведным надеждам. Таково завещание античной философии последующим поколениям.

Христианство стало центральным фактором средневековья. С этим связан теоцентризм средневековой философии.

В зрелом виде патристика была представлена в трудах христианского богослова и философа епископа Августина «О граде Божьем» и «Исповедь».

Боэций – переходная фигура от патристики к схоластике.