И. Кант придерживался мнения, что хотя никому и не дано знать, существует ли Бог, нужно тем не менее верить в то, что Он существует, дабы поступать нравственно. Тем самым вера в Бога получает нравственное и практическое оправдание. Невозможно познать истинность таких идей, как Бог, бессмертие души и свобода воли, руководствуясь теми же принципами, что выявляют истинность законов природы.

В понимании Канта, человек может рассматривать себя под двумя совершенно различными углами зрения: с позиций науки, как «феномен», подчиняющийся законам природы, и с позиций нравственности, как «вещь-в-себе», как «ноумен», о котором допустимо думать как о свободном бессмертном и подвластном Богу субъекте. Здесь речь идет о так называемом «мире свободы», в котором причинно-следственные связи уступают место самодетерминации, свойственной человеку. В основе человеческой свободы, по Канту, лежит способность человека самому определять свои поступки и делать собственный выбор. Но свободу при этом следует отличать от произвола как удовлетворения случайных прихотей и желаний.

В «Критике практического разума» И. Кант решает вопрос: «как возможен нравственный человек». Определив, что человек есть не только природное существо, но обладает разумом, деятельностью, свободой, которая является его имманентным определением, Кант делает вывод, что без свободы нет ответственности, нет нравственности.

Согласно Канту, мораль есть то, что очеловечивает человека, а в сфере морального действует вещь-в-себе или свободная причинность. Именно нравственность является единственным оправданием разумного устройства мира, она ниоткуда не выводима и ничем не обосновывается. Существование нравственной очевидности является по Канту объяснением разумного устройства мира. Долг и совесть, по Канту, являются нравственной очевидностью, так как они действуют в человеке, побуждая его к моральным поступкам.

Нравственное чувство, доказывал Кант, полемизируя с английскими просветителями, - это не просто склонность к добру, непосредственный порыв милосердия и сострадания.  Согласно Канту, нравственное чувство должно быть опосредовано долгом и ограничено им. А долг – это нечто безусловное и самодостаточное. Нравственность не может быть обусловлена ни расчетом, ни выгодой, ни стремлением к счастью. Нравственное поведение, утверждает он, не может иметь внешних мотивов. В качестве единственного внутреннего мотива такого поведения выступает долг. И хотя индивид принадлежит к обоим мирам, человеком он становится именно тогда, когда начинает руководствоваться долгом как особым нравственным законом.

Все трактовки Кантом нравственного закона проникнуты пафосом эпохи гражданского общества с ее постулатами свободы и автономии личности. В одном случае нравственная максима выражается формулой: человек для человека должен быть только целью, но не средством. В другом случае Кант дает формулировку: «Поступай так, чтобы максима твоего поведения на основе твоей воли могла стать общим естественным законом». В третьем случае речь идет о совпадении индивидуальной воли с основой всеобщего законодательства.

Мораль носит характер императивности, то есть всеобщности и обязательности норм. Высший принцип морали или категорический императив является нормой, следуя которой человек может желать, чтобы она стала всеобщим законом. Нравственным поступком будет то действо, совершая которое человек осознает, что оно, так или иначе, отзовется на всем человечестве. Высший категорический императив Канта провозглашает, что человек, равно как и все человечество, заслуживает отношение к себе как цели, но не как к средству. Сам человек является целью, которая заключается в исполнении себя в качестве человека.

Таким образом, обобщая все сказанное выше, можно заключить, что, по мнению Канта, основными определениями нравственного человека, важнейшими условиями нравственности совершаемых человеком поступков, являются следующие: свобода как неотъемлемая, внутренне присущая, имманентная сущность человека; долг – как условие нравственности человеческих поступков и вытекающий из этой категории категорический императив, требующий от человека поступать согласно такой максиме, которая стала бы всеобщим законом, и понимать человека как цель, так как человека ни в коем случае нельзя использовать как средство.

Кант в глубине души верил, что законы, приводящие в движение планеты и звезды, находятся в высшем гармоническом согласии с нравственными побуждениями: «Две вещи наполняют мое сердце все новым и постоянно возрастающим трепетом и восхищением: это звездное небо надо мной и нравственный закон внутри меня».

 

В своей философии этики Кант утверждает, что моральный закон – внутри человека. Согласно Канту, различие между теоретическим разумом и практическим разумом состоит в том, что если первый определяет предмет мысли, то практический разум производит нравственный предмет и его понятие. Поэтому сфера морали является областью деятельности практического разума. Мораль невыводима из эмпирического опыта человека, поэтому Кант обосновывает абсолютный характер морали.