Философия проблему человека, его сущности, взаимоотношения человек – мир  исследует на общемировоззренческом уровне. Спектр этих вопросов является предметом исследования философской антропологии, когда человек берется не в его эмпирических характеристиках, а на уровне всеобщности, т. е. как особая реальность в составе бытия.

Философское понимание человека исходит из признания сущностной многомерности и многоуровневости как  Человека, так и Мира. В древности человека именовали микро-космом, т. е. малым Космосом. Идея микрокосма означает качественную эквивалентность Человека как Целого - Миру как Целому. Стало быть многоуровневость последнего представлена и в первом. Николай Гартман, к примеру, отмечал, что «человек есть не только дух, но имеет кроме того психику и одновременно является организмом и даже вещественно материальным образованием». При этом рассматривать эти измерения и уровни необходимо как иерархически соотносящиеся друг с другом  и принципиально нередуцируемые друг к другу.

В этой связи, если обратиться к Человеку, то нужно признать, что редукционистским истолкованием его сущности будет не только понимание его как всего лишь самости, но и понимание его как только и исключительно общественно- и культуро-исторического существа. Нередукционистским будет лишь, понимание человека как Микрокосма, качественно, сущностно и в объективно-смысловом отношении эквивалентного (или, по выражению П.А. Флоренского, равно-мощного) Макрокосму, Миру, универсуму, Вселенной. «Человек – в мире; но человек так же сложен , как и мир. Мир – в человеке; но и мир так же сложен, как и человек», - писал Флоренский. Они – Мир и Человек – подобны друг другу: «Человек есть сумма Мира, сокращенный конспект его; Мир есть раскрытие Человека, проекция его». Следовательно, те уровни, которые имеются в строении мира, присутствуют в строении человека. Это, уходящее в седую древность, понимание Человека, Мира и их взаимоотношения – при обязательном признании их объективной многомерности и многоуровневости – является наиболее аутентичным.

         В то же время эта многоуровневость в свою очередь многоаспектна, или многомерна. Так, в одном измерении она предстает как иерархия естественных уровней (физического, химического, биологического и эмоционально-психического), социокультурного и над-социокультурного, именуемого нередко космическим, уровней.

         Однако существует и иной аспект, или план многоуровневости человека. Наиболее очевидным здесь является уровень деятельности. Но в нем существуют и объективно соотносятся друг с другом и иные уровни, как до-деятельностные, так и над-детельностные. К числу первых можно отнести и подсознание, и сферу бессознательного, а к числу вторых – созерцание и творчество. Все они так или иначе сказываются и на деятельностном уровне человека, притом независимо от факта осознания их влияния на деятельность. В свою очередь, сама деятельность тоже онтологически многоуровнева. И всеми своими уровнями человек связан с объективным многоуровневым миром. 

         Высшие уровни не только несводимы к низшим, но и невыводимы из них. Николай Гартман писал по этому поводу: «Высший слой обладает по отношению к низшему неограниченным диапазоном формообразования и своеобразия. Так, органическое, хотя и весомо материальным, но богатство форм и чудеса жизни происходят не из материального, а добавляются к нему как нечто новое. Точно так же душевное возвышается как нечто новое над органическим, духовное над душевным».

Можно выделить в человеке и иные уровни, по иному основанию. Так, согласно Батищеву, в человеке присутствуют потребностно-полезностный, устремленно-ценностный и креативно-смысловой уровни, которым соответствуют свои способы отношения к действительности. Итак, многоуровневость мира и человека есть встреча человека с миром по логике «подобное встречается с подобным».

Специфика философского подхода к проблеме человека заключается в том, что человек рассматривается не в его эмпирических характеристиках, а на уровне всеобщности: человек как особая реальность в составе бытия, как особый род сущего.

Для понимания человека необходимо выйти за пределы индивидуальных и социальных норм его бытия в сферу универсальных метафизических принципов.