В эпоху Возрождения философия вновь, как и в античности, изучала природу. Объяснялось это развитием производства и науки. Напоминаю, что именно в этот период появились книгопечатание, компас, самопрялка, порох, доменно-металлургический процесс, возобновился интерес к астрономии, физике, анатомии, физиологии, развилось экспериментальное естествознание. Интерес человека к земным проблемам расширял его кругозор, укреплял власть над природой.

Философия в эпоху Возрождения воспринималась, следовательно, прежде всего как натурфилософия, философия природы. Вроде бы происходил возврат к античному космоцентризму. На деле все выглядело иначе. Возрожденческая философия природы была больше связана не с античностью, а со средневековьем. В центре ее интереса оставался вопрос о взаимоотношениях Бога и мира. Но его трактовка имела специфику. Для нее характерна антисхоластическая направленность. Взаимоотношения Бога и мира утратили откровенно теистический характер. На смену теизму пришел пантеизм (от греч. пан - все и Теос - Бог, подразумевается "Бог во всем"). Христианский Бог потерял свою трансцендентность, надприродность. Он как бы слился с природой, а последняя тем самым обожествилась.

Одним из характерных представителей возрожденческой философии был НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ (Николай Кребс - 1401-1464). Родился он в зажиточной крестьянской семье, сделал блестящую политическую и церковную карьеру. В 1448 г. Кузанский стал кардиналом. Деятельность на этом посту успешно сочетал с занятиями философией и литературой. Основной трактат Кузанского - "Об ученом незнании" (1440).

В философских воззрениях Кузанского особо интересна онтологическая проблематика: постановка вопроса о соотношении Бога и мира. Бог у него выступает как бесконечное и единственное начало. Это скрытая сущность всего, бытие-возможность. Поэтому мир содержится в Боге, а Бог охватывает весь мир (пантеизм).

Рассматривая процесс перехода от Бога к миру, Кузанский отвергал креационизм (творение Богом мира "из ничего"). Он утверждал: подобно тому, как линия есть развертывание точки, время - это развертывание мгновения ("теперь"), движение - развертывание покоя, так и мир есть развертывание собственной сущности, свернутой в Боге, т.е. это переход мира из потенциального состояния в актуальное. Бог - хранитель возможности бытия мира.

По мнению философа, подобно тому, как мир в "свернутом" виде содержится в Боге, так и человеческая природа в "свернутом" виде содержится в Христе. Человек, следовательно, есть Бог, но не в абсолютном смысле, а в ограниченном. Он выступает как Бог земной. Так христианское учение о Троице (Отец, Сын и Дух святой) у Кузанского трансформировалось в учение о диалектическом единстве Бога, мира и человека.

В гносеологии Кузанский развивал идеи диалектики познания сущности и явления. Предметом познания являлся пантеистический Бог. Познание "развернутого" мира, т.е. Бога, было у него делом разума, а не веры, которая хочет постичь Бога в нем самом, т.е. в его "свернутой" форме.

В своей космологии Кузанский предугадал гелиоцентрическое (от греч. гелиос - Солнце) понимание мира. Мир для него - бесконечный шар, который не имеет определенного центра. Он имеет центр везде и нигде.

Космология Кузанского, как видите, принципиально отличалась от геоцентрической (от греч. ге - Земля) точки зрения. Не случайно она послужила теоретической базой гелиоцентрической астрономии НИКОЛАЯ КОПЕРНИКА (1473-1543). Согласно его учению, Земля находится в движении и не является центром мира. Она вращается вокруг своей оси и вместе с другими планетами - вокруг неподвижного Солнца.

Идеи Кузанского и Коперника развил и углубил один из крупнейших философов эпохи Возрождения ДЖОРДАНО БРУНО (1548-1600).  Бруно открыто порвал с теоцентрической концепцией устройства мироздания. Движущаяся вокруг своей оси и вокруг Солнца Земля, по его мнений, - лишь ничтожная пылинка в беспредельном мироздании. Земля не может быть центром Космоса, потому что в мире вообще нет ни центра, ни границы. "Существуют бесчисленные солнца, бесчисленные земли, - писал он, - которые кружатся вокруг своих солнц, подобно тому, как наши    семь планет кружатся вокруг нашего Солнца".

В области гносеологии Бруно, вслед за Кузанским, стоял на позиции единства чувственного и рационального познания. Предпосылкой познания он считал сомнение, исходящее еще от древнегреческого философа Сократа и его девиза: "Подвергай все сомнению!". Не следует полагаться ни на мнение большинства, указывал Бруно, ни на традиционную школьную мудрость, ни на авторитеты древности, ни на догмы веры. "Философии нечего делать с богословскими вопросами, - писал он, - Философия и ее цель - познать природу в ее единстве". Вот почему единственным авторитетом Бруно признавал разум и свободное исследование и считал, что научное знание бесконечно, так как бесконечен объект познания - природа.

Церковь враждебно встретила философские и космологические воззрения Джордано Бруно. Инквизиция обвинила его в ереси и свободомыслии, арестовала, заточила на 8 лет в тюрьму и 17 февраля 1600 г. в Риме сожгла на костре. Приговор Бруно встретил исключительно мужественно, спокойно ответил на него всего несколькими словами: "Вы, вероятно, с большим страхом выносите этот приговор, чем я его слушаю".