Проблема познания является сквозной в истории философии. Однако в различные эпохи она имела свою специфику, рассматривалась философами по-разному. В современную эпоху эта проблема органически связана с процессом развития научно-технической цивилизации.

Само название цивилизации говорит о ведущей роли науки в ее возникновении и становлении. Бесспорные успехи естественных и общественных наук привели к неоправданно завышенным оценкам их возможностей, к культу научного познания. Многим людям нашего времени вера в науку в значительной мере заменила веру в Бога. В ней, а не в религии, искали и ищут они окончательные ответы на все коренные вопросы устройства мира и человеческого бытия.

На волне преклонения перед новым божеством в философии сформировалось течение под названием "философия науки", в рамках которого можно выделить ряд крупных школ: неокантианство, позитивизм, неопозитивизм и др.

НЕОКАНТИАСТВО зародилось в 60-х гг. XIX в. в Германии. Пик его популярности приходится на конец XIX - начало XX вв. Однако и по сей день оно довольно сильно влияет на всю европейскую философию.

В неокантианстве отчетливо выделились две философские школы: Марбургская и Баденская (Фрейбургская). Так назывались университетские центры, где работали их представители.

Марбургская школа - Герман Коген (1842-1918), Эрнст Кассирер  (1974-1945), Пауль Наторп (1854-1924) - в основном разрабатывала  ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ МЕТОД познания. Ее представители "трансцендентально-логически" истолковывали учение Канта. Всеобщность и необходимость научного знания, по их мнению, объясняются саморазвертыванием разума и не зависят от ощущений и "вещи в себе".

Отказ от "вещи в себе" как источника чувственного знания означал чрезмерное преувеличение активности мышления, вел к субъективизму. Чтобы преодолеть его, Марбургская школа прибегла к объективно-идеалистическим  допущениям: в качестве объективной основы бытия, мышления и нравственности объявляла Бога (Коген) или Логоса (Наторп).

БАДЕНСКАЯ ШКОЛА - Вильгельм Виндельбанд (1848-1915), Генрих Риккерт (1863-1936) - рассматривала познание как психический процесс, учение Канта истолковывала ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИ. Мыслители этой школы в основном разрабатывали методологию научного познания и соответственно этому переосмысливали роль философии. Они утверждали, что ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ (наука о природе) и ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ (наука о культуре или о "духе") принципиально различаются. Первые - суть науки о законах, вторые - науки о событиях, первые учат тому, что имеет место всегда, последние тому, что однажды было. Научное мышление в первом случае есть законополагающее, во втором - описывающее, особенное. Исходным моментом для подобного деления наук служит убеждение, что ни одна наука не может адекватно отобразить действительность. Науки только по-разному преобразуют ее.

Возможность науки об индивидуальном Риккерт видел в его соотнесении с ценностями, которые трансцендентальны, априорны, общезначимы, т.е. представляют независимую от субъекта реальность.

Исходя из кантовского различения теоретического и практического разума, баденцы отделили науки от философии. Науки, по их мнению, опираются на теоретические суждения и эмпирические данные о сущем. Философия же изучает отношение субъекта к ценностям, образующим, как указано выше, самостоятельное царство, т.н. "мир трансцендентального смысла". Так, Баденская  школа положила начало разработке новой отрасли философского знания - АКСИОЛОГИИ.

Важное место в разработке методологии научного познания принадлежит ПОЗИТИВИЗМУ. Понятие "позитивизм" - от лат. позитивус  - положительный - означает призыв к философам отказаться от метафизических абстракций и обратиться к исследованию позитивного знания.

Позитивизм признает существование некой реальности, которая непосредственно дана человеку. Понятия "позитивное" и "данное" тождественны. Данное - это то, что поддается проверке эмпирическими или логико-математическими средствами. Подобная проверка должна носить общезначимый характер.

Позитивизм возник в 30-40-х гг. XIX в. во Франции. Его родоначальником был Огюст Конт (1798-1857), идеи которого в Англии заимствовали и развивали Герберт Спенсер (1820-1903) и Джон Стюарт Милль (1806-1873).

Позитивизм видит свое предназначение в критике ненаучного знания, основное острие которой направлено против философии. История "тяжбы" философии с наукой, считал Конт, показала, что всякие попытки приспособить философскую проблематику к духу научности заведомо обречены на провал. Поэтому следует отказаться от метафизики. Наука больше не нуждается в стоящей над ней философией. Она должна опираться сама на себя.

Отрицая прежнюю "метафизическую" философию, Конт не отказывался от философии как таковой. Он полагал, что для адекватного познания действительности отдельных частных наук недостаточно. существует объективная потребность разработки общенаучных методов познания, а также раскрытия связи между отдельными науками, создания системы научного знания. Решение этих задач и является прерогативой "новой" философии. А для этого "старая" философия должна быть коренным образом переосмыслена, "очищена от всех метафизических пережитков". Таким образом, позитивизм претендует на роль "философии науки".

Научная картина мира, созданная Контом, Спенсером, Миллем,  опиралась на принцип механистического истолкования действительности. Прогресс естественнонаучного знания на рубеже XIX-XX вв., связанный с развитием квантовой физики, разрушил эту картину. В ходе исследований выявилась зависимость результатов научных опытов от приборов и органов чувств человека. Под вопросом оказалась эмпирическая методология научного познания. Это способствовало появлению второй стадии в развитии позитивизма - ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМА (критика опыта) Эрнста Маха (1838-1916) и Рихарда Авенариуса (1843-1896).

Его представители, в отличие от своих предшественников, отказались от построения всеобъемлющей системы научного знания. Они предлагали изъять из науки такие "метафизические" понятия, как "субстанция", "причинность", "материальное", "идеальное" и др. Основную задачу философии эмпириокритики видели в создании теории научного знания. На практике разработка такой теории означала возврат философии к традиционной гносеологической проблематике в духе субъективного идеализма Джорджа Беркли и Дэйвида Юма.

Третий этап в развитии позитивизма - НЕОПОЗИТИВИЗМ - начался в 20-х гг. XX в. Его родоначальниками были австрийцы физик-теоретик Мориц Шлик (1882-1930), философ, логик и математик Людвиг Видгенштейн (1889-1970), а также немецкий философ и логик Рудольф Карнап (1891-1970), английский философ, логик и математик Бертран Рассел (1872-1970) и др.

Неопозитивисты, как и их предшественники, борьбу за "подлинную философию" начали с критики метафизики. Они упрекали традиционную философию в неясности суждений, в излишней усложненности языка, в оперировании полумистическими понятиями типа "чистый разум", "абсолютная идея" и т.д. К философии, по их мнению, необходимо предъявить те же строгие требования, что и к современным естествознанию и математике. Она должна  быть коренным образом переосмыслена.

Неопозитивизм неоднороден: как философское течение он состоит из ряда школ. Исторически первой и основной его вариант - ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ. Его представители исходят из предпосылки, что философия вообще не имеет предмета исследования, потому что она не является наукой о какой-то реальности, а представляет собой род деятельности, особый способ теоретизирования. Главная ее задача - заниматься не наукой, а логическим анализом научных высказываний и обобщений, проверкой этих высказываний на соответствие их опыту человека, позитивному данному, т.е. истине.

В качестве критерия научности логический позитивизм выдвинул "верификационную концепцию знания" или ПРИНЦИП ВЕРИФИКАЦИИ (от лат. веритас - истина) высказываний. Согласно этому принципу, любое высказывание в науке подлежит опытной проверке на истинность. Научный смысл имеют только те высказывания, которые, в конечном счете, можно зафиксировать в непосредственном, чувственном опыте индивида.

Однако исследователи довольно скоро обнаружили, что многие высказывания, особенно имеющие широкий, обобщающий характер, невозможно свести к непосредственному опыту. Логический позитивизм встал перед дилеммой: либо исключить эти высказывания из науки, либо по-новому истолковать принцип верификации. Его представители пошли по второму пути. Они заявили, что эмпирической проверке подлежат только частные высказывания. В остальных же случаях она должна подразумеваться только принципиально, т.е. ученым следует знать о том, что верификации всегда логически возможна, мыслима по отношению ко всем высказываниям.

Сомнения в учении неопозитивизма вызывали не только внутренние трудности процесса верификации. Его критики вскоре весьма аргументированно показали, что выдвинутый логическими позитивистами принцип сам неверифицируем и, следовательно, является высказыванием, не имеющим смысла, т.е. относящимся к к разряду метафизических. Так обнаружилась глубокая внутренняя противоречивость исходных установок неопозитивизма, самой научной теории. Совершенно очевидно, что наука не может развиваться только на основе опыта. Не меньшее значение для нее имеет творческое, конструктивное мышление. Это мышление поднимается над опытом и создает новый результат, который напрямую не содержится в эмпирических данных.

Конструктивная, справедливая критика подорвала влияние неопозитивизма в "философии науки". Однако усилия его не были бесплодны для науки и философии. Отождествление форм языка и Форм логики открывало новые возможности для комплексного, в частности, для логико-лингвистического анализа знания, создавало предпосылки формализации огромной области гуманитарного знания, проникновения в нее математических методов и аппарата.