Это первая лекция (вторая завершит курс философии), посвященная человечеству, людям мира, всем нам. Однако существует ли то, что именуется "человечеством", есть ли оно?

В такой постановке этот вопрос может, конечно, вызвать недоумение. Да разве кто-либо сомневается в том, что мы есть? Вроде бы можно спорить о том, что такое человечество, чем оно отличается от других составляющих мира, но как-то странно сомневаться в его наличии, реальном бытии.

Однако не будем спешить с оценками поставленного вопроса. Действительно, факт наличия самих себя, других индивидов, многих людей не оспаривается ни одним здравомыслящим человеком, будь он просто наивный реалист или философ-профессионал. Каждый ясно понимает (если он не абсолютный субъективист-солипсист), что независимо от него существуют другие люди.

Но вот существует ли такой субъект деятельности, действующий агент истории, как ЧЕЛОВЕЧЕСТВО? Ответ на этот вопрос требует теоретических доказательств. Не потому ли уяснение сущности его не раз ставил в тупик даже выдающиеся умы. Сошлемся для начала на А. И. Герцена, яркого и благородного отечественного мыслителя. В книге "Былое и думы" он писал, что, по его разумению, слово "человечество" препротивное, оно не выражает ничего определенного, а только к смутности всех остальных понятий подбавляет еще какого-то полубога.

Немало современных западных философов пытаются доказать, что человечество как нечто единое целое - это фикция. Так, американский философ Стюарт Чейз в книге "Тирания слов" утверждал, что человечества нет как самостоятельной сущности: "Попробуй позвать: Эй, Человечество, сюда! И ни один Адам не откликнется на ваш призыв".

Знаменитый культуролог Освальд Шпенглер в книге "Закат Европы" писал, что человечество - пустое слово и что его надо исключить из круга проблем исторических форм. В том же духе размышлял широко известный английский историк Арнольд Тойнби. В его изложении Человечества нет, а есть некоторые независимые культурно-исторические системы (локальные цивилизации), возникающие, становящиеся, развивающиеся и гибнущие, наподобие биологических организмов.

Как видите, скептиков, подвергающих сомнению реальность феномена "человечество", немало. Но ЧЕЛОВЕЧЕСТВО СУЩЕСТВУЕТ РЕАЛЬНО И ОБЪЕКТИВНО, независимо от умственных изысков тех или иных теоретиков. Есть человечество как фрагмент объективного мира, есть его всемирная история, многочисленными исследованиями уже давно зафиксированы ее ЕДИНСТВО И ВСЕОБЩНОСТЬ.

Отечественные историки последних десятилетий от И. Конрада до Б. Поршнева, от Л.Гумилева до Л. Васильева показали, что общая линия развития исторического процесса может быть отслежена лишь на материале истории всего человечества, которое и является ее подлинным субъектом.

Понятно, что всемирная история складывается из историй отдельных народов, этносов, государств, каждое из которых имеет собственное лицо. И все же нельзя не согласиться с тем, что человечество - это предельная категория всякого историософского, социологического размышления.

ЕДИНСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА на любых этапах его бытия ОПРЕДЕЛЕНО ЕДИНСТВОМ ЕГО БИОЛОГИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. Люди образуют единый вид. Дети Земли - часть ее биосферы. Люди едины по своему физическому облику, морфологическим (видовым) признакам, генетическим характеристикам, антропоморфическим постоянным. Те или иные различия типа расовых признаков - это лишь варианты единого основания.

ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЕДИНЫ СУЩНОСТНО - СОЦИАЛЬНО. Когда-то ранний К.Маркс убедительно заметил, что именно в переработке предметного мира человек впервые действительно утверждает себя как родовое существо. Производство есть его деятельная родовая жизнь. ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ - прежде всего то, что объединяло в человечество маленькие группы перволюдей, рассеянные по просторам доисторической Ойкумены (от греч. ойкумене - обитаю, населяю; подразумевается населенная человеком часть земли). Где бы ни жили перволюди, они вышли из единого корня, их действия соотнесены в силу однородности жизнедеятельности, их объединяет субстанция труда, она их делает гранями целостности.

ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЕДИНЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО. В любом акте логического размышления можно усмотреть скрепы, стягивающие миллионы и миллионы индивидов, сотни и сотни поколений в нечто единое. Природа Разума (при всей ее историчности) все же едина, она одна и та же у всех народов и индивидов, сколько угодно разнящихся по всем другим культурно-историческим признакам. Наличие логики требует от ума признания наличия Человечества.