Пожалуй, самая основная интрига XX в. - это взаимосвязь мирового капитализма и социализма. (Здесь речь не идет о сущности социализма, о том, насколько правомерно характеризовать строй в СССР и других странах Европы, Азии и Латинской Америки как социалистический. Мы исходим из определенной традиции обозначения этих государств и их объединения).

Рассматривая в общей ретроспективе XX в., трудно однозначно ответить на вопрос: чей же это век, какая формация здесь торжествует, а какая потерпела историческое поражение?

Конечно, если под формациями понимать социально-политические организмы, определенные страны, которые принято называть капиталистическими и социалистическими, то ответ на поставленный вопрос очевиден. XX век продемонстрировал не загнивание, не закат капитализма, не его всеобщую гибель, а, напротив, его новый подъем.

Что же касается судьбы социалистических стран, то она поистине трагична. Начавший свое историческое шествие в 1917 г. социализм, утвердившись сначала в одной стране, затем воплотившись в социалистическом лагере, достигнув весьма ощутимого политического веса в мире, военно-стратегического паритета, на финише века по существу распался. И распался он не под воздействием внешних сил, войн, стихийных бедствий и т.д., а в силу коренных внутренних противоречий.

Тот факт, что выход из создавшегося положения народы социалистических стран ищут, обратившись к ценностям капиталистического мира, еще рельефнее подчеркивает имманентную ущербность социалистической общественно-политической модели XX в. Так что ответ на вопрос о том, какая система победила на исторической дистанции XX в., ясен. К финишу века триумфатором пришел капитализм, а социализм, если использовать ту же спортивную терминологию, вообще сошел с дистанции.

Но этот вывод об основной интриге XX в. при всем его соответствии историческим реалиям все же представляет собой лишь сущность первого порядка. Думается, есть более глубокий спой исторического развития, анализ которого показывает, что дело обстоит далеко не столь однозначно, как это подсказывается внешним ходом событий.

Прежде всего стоит задуматься над тем, каким образом капитализм обеспечил свое процветание в XX в. Конечно, основные социально-экономические  тенденции классического капитализма остались при нем и в XX в. Однако к чести народов этих стран, его наиболее обеспеченных слоев, его политической и интеллектуальной элиты следует отнести то, что они поняли: если дальше наращивать классовую эксплуатацию, если дальше закабалять трудящихся, если игнорировать их права, свободы, творчество, то это -путь, ведущий к саморазрушению общества.

Отсюда переориентация в политике, последовательное развитие демократизма и культурно-гуманистических традиций, непрестанное ограничение эгоистических тенденций работодателей, поворот к приоритету общих интересов общества, неустанный поиск форм социального консенсуса, его сохранение и развитие.

Нередко говорят, что процветание народов в странах современного капитализма - результат борьбы трудящихся. Конечно, это достижение работников наемного труда нельзя сбрасывать со счетов или недооценивать. Но, признавая эту истину, нельзя закрывать ею другую, более глубокую: рост и процветание общества, социальный мир и гармонию в нем, высокий уровень жизни всех людей обеспечивают все классы и социальные слои. Одним словом, капитализм в XX в. добился того, что человеку стало жить лучше, комфортнее, что он стал социально более защищенным, политически более активным, а в целом - более свободным и более творческим субъектом.

Нетрудно убедиться, что эти результаты и ценности, к которым стремился и которых достиг капитализм, носят общечеловеческий характер. Более того, их общечеловеческая сущность является одновременно и выражением ценностей социализма. Ведь первым символом и высшей целью социализма во всех его модификациях - от самых примитивных до самых сложных - является человек, его процветание, социальная справедливость. Иначе говоря, мы можем сказать, что капитализм в XX в., исходя из собственных тенденций и преследуя собственные цели, развивался по пути поворота к общечеловеческим и одновременно социалистическим ценностям.

Определенную роль в этой социальной коррекции стратегии капитализма сыграл первый опыт реального социализма в XX в. Первые шаги социалистического развития прежде всего показали всему миру притягательность идей гуманизма, социальной справедливости, социализма для трудящихся, да и для всего общества. Далее тоталитарная жизнь под знаменами сталинского социализма показала всему миру, как важны ценности, которыми он обладает, как важно их хранить и приумножать, как легко их потерять и к чему можно прийти в результате этой потери.

И все же, признавая всю значимость примера международного социализма, не надо его и преувеличивать. Капитализм развивался не путем плагиата социалистических ценностей, развиваемых где-то вне его социального пространства, а по собственной траектории, реализуя тот потенциал, те возможности, которые заложены именно в нем. В этой связи то обстоятельство, что общечеловеческие, социалистические ценности могут развиваться именно на этой базе. заставляет об очень многом задуматься.

Ну а что же социализм, как выдержал он первое испытание исторической реальностью? Следует сразу же сказать, что социальные противоречия, приведшие к социалистической революции, объективны, а сама революция закономерна. Требования трудящихся классов в социалистической революции справедливы, социалистические цели и идеалы, которые провозгласили лидеры социалистической революции, - уважение к людям труда, борьба против эксплуатации, свобода народов, равенство наций, права человека и т.д. и т.п. - прогрессивны. Так что по своим импульсам, по своим целям процессы, вылившиеся в социалистическую революцию и социалистическое строительство, вполне могли претендовать на лидерство в мировом прогрессе.

Но та модель социализма, которая претворилась в жизнь в XX в., как небо от земли, оказалась далекой от этих целей и идеалов. Ликвидация эксплуататорских классов отнюдь не привела к социальному раскрепощению трудящихся. Свергнутые классы были заменены партийно-административной элитой, которая в своем реальном отношении к народу оказалась не менее, а более жестоким эксплуататором, чем буржуазия и помещики. Общественная собственность, превратившись в государственную, привела на деле к колоссальному отчуждению трудящихся от собственности, в зародыше уничтожив развитие любого экономического интереса.

государство диктатуры пролетариата, а затем общенародное государство оказалось равнодушным к реальным интересам людей, более того, их противником, автором и исполнителем репрессий, аналогов которым история вообще не знает. Коммунистическая идеология на этом фоне стала самой разнузданной демагогией, идеологическим средством манипуляции массами, средством их обмана.

Но, пожалуй, самый главный порок модели социализма XX в. -ее коренное неприятие человека, его интересов. Она ориентировалась на интересы классов, но, строго говоря, речь шла не о них. Разговоры о классовом интересе лишь прикрывали интересы самой тоталитарной системы.

Все это привело к тому, что реальная история социализма в XX в. стала историей парадоксов и противоречий: передовая идеология и цинизм политической практики, военная мощь и нищета народа, геополитические амбиции и внутренняя пустота, разговоры о человеке и его реальное бесправие и т.д. Все это накапливалось, обострялось и завершилось закономерным крахом.

Следует отметить, что при всех отступлениях, "откатах", которые были прежде в истории и которые сопровождали историческое становление новых общественных форм, развала такого масштаба, такой интенсивности, такого тотального отрицания определенных форм жизни история еще не знала.

Что же сыграло роль главной пружины в этом развале социализма? В контексте нашей лекции можно выделить два момента:

во-первых, это отказ от сути самой идеи социализма - безусловный приоритет человека в обществе во всех измерениях его бытия. Как раз человек, его интерес оказались самым мелким и несущественным фактором в этом социализме;

во-вторых, реальный социализм XX в. заимствовал самые низменные черты прошлых обществ: эксплуатацию людей, политическое изуверство, лицемерие, демагогию и обман, обеспечение комфортной жизни для избранной политической элиты и т.д. и т.п. Короче говоря, все те пороки, которые свойственны рабству, феодализму и капитализму в его начальных и диких формах, возродились в истории социалистических стран.

Именно в силу названных причин социализм XX в. не выдержал испытания исторической реальностью и развалился под гнетом собственных неустранимых противоречий.

Однако вернемся к основному вопросу: кому принадлежит XX в., по чьему сценарию развертывалась его история?

Сегодня представляется, что ставить вопрос просто об альтернативе "капитализм-социализм" недостаточно, поскольку эти понятия уже не вполне адекватны тем реалиям, которые они обычно обозначают. Поэтому и противопоставление их в качестве основной движущей силы XX в. в данном случае не годится. Здесь нужен иной категориально-понятийный строй мышления.

По мнению современных философов, основное течение истории XX в. определяет развитие цивилизации, той цивилизации, приоритетом для которой является человек, которая включает в себя высокий уровень его труда, созидания, развитие его потребностей и их удовлетворение, социальную гармонию, полноту политических прав, гарантию от экологических, атомных катастроф и, пожалуй, самое главное - свободу человека в ее экстенсивном и интенсивном проявлении.

В XX в. развитие капиталистического мира было более полным и адекватным выражению общечеловеческого содержания мировой цивилизации. Что же касается драматической судьбы мирового социализма, то он в своей реальной практике отошел от ценностей цивилизации, а потому и потерпел историческое поражение. Лишь сейчас народы бывших социалистических стран с трудом ищут дорогу к этим ценностям.