Классику читать полезно. Нет-нет да и найдешь в ней высказывание, поражающее свежестью и остротой. В хрестоматийно-известной повести Н. В. Гоголя "Вий" вдруг наталкиваешься на фразу: "Философ, пошаривши ногами во все стороны, сказал наконец отрывисто: А где же дорога?". И думаешь - ведь это о нас, философах конца XX в. И о всем сегодняшнем человечестве. Это и к нам вопрос. Камо грядеши? Куда же путь держишь, человечество? Что ожидаешь, род людской?

Ярко выраженная болезненность подобного вопрошания усиливается тем, что до 2000 г. осталось совсем немного времени. Эта дата притягивает и волнует. Даже те, кто не подвержен пифагорейской мистике цифр, не могут не считаться с мощным символическим воздействием, оказывающим на всех нас рубежом XX-XXI вв. Тем более, что сегодня уже никто не сомневается в том, что мы находимся на переломном этапе, на пороге нового исторического измерения, а потому старательно пытаемся предугадать свое обозримое будущее.

Так, с напряженным вниманием в 2000 г. от Рождества Христова всматриваются христианские богословы. Их апокалиптические умонастроения все чаще появляются на страницах печати. Они, в частности, актуализируют "философию конца света", пронизывающую Откровения Святого Иоанна Богослова, последнюю главу Библии.

Трагические предсказания звучат не только в христианских храмах, но и в мусульманских мечетях. Здесь из уст священнослужителей нередко раздаются тирады типа: "О, рабы Аллаха, я боюсь для вас ужасного наказания". Появляются многочисленные "пророки" и секты. Они ставят зловещие диагнозы, вроде того, что мир находится на одной из последних ступеней духовной нищеты и деградации, что вот-вот на головы людей обрушатся невиданные ранее жестокие войны, губительные для земли ураганы, землетрясения, что не менее 90% землян будет испепелено, уничтожено и т.д., и т.п. Спасутся лишь адепты "учений", объявляющих себя единственно истинными.

Изотерики, наоборот, утверждают, что наши горизонты более ясны, ибо близится переход от Кали Юги ("черного века") к Сатиа Юге ("светлому веку"), что жесткая эпоха Рыб сменится эпохой мягкого Водолея. Наши нынешние страдания они объясняют энергетическим влиянием Плутона, который находится сейчас в самом сильном зодиакальном знаке Скорпиона. Не следует, говорят изотерики,  особо беспокоиться: все неумолимо движется по зодиакальным путям. Человечество во избежание дальнейших страданий объединится, создаст общепланетарный дом. Только бы не упустить подходящий момент. Наше время - решающее. А что думают по этому поводу люди рационального мышления? Ученые и социологи полагают, что в грядущем веке возможны как взлет, так и упадок. Они говорят о будущем многомерном мире, возникновении неведомой еще модели мировой цивилизации. Ученые труды и средства массовой информации заполнены сентенциями: мир на изломе, на перепутье, он устремлен к новому глобальному порядку; впереди - развилка истории, необходим выбор дальнейшего пути.

При оценке глобальной ситуации конца века, видимо, не следует пренебрегать многополярной характеристикой современного мира, неисчерпаемым многообразием динамичных социокультурных форм. Высочайшие достижения общечеловеческого прогресса отражены в совершенно новых технологиях, эффективном промышленном и сельскохозяйственном производстве, разветвленной Информационной сети, мире утонченного искусства. И в то же время ряд регионов земного шара сохраняет реликтовые, архаичные социальные образования, не пользуется благами цивилизации, влачит жалкое существование.

А ведь, кажется, еще совсем недавно мы жили в "двухполюсном" мире: социально-экономическими идейно-политически друг другу противостояли страны развитого рыночного хозяйства (капитализма) и социалистического содружества. Большую часть землян причисляли к расплывчато неопределенному "третьему миру". Распад социалистического содружества и глубокие изменения, происходящие в нашем Отечестве, резко и неожиданно изменили всю панораму мирового сообщества.

Характеризуя сложившуюся ситуацию, известный немецкий политолог Ральф Дарен-дорф с растерянностью говорил: "Как будто огромный ураган разрушил политический пейзаж, уничтожив все ориентиры". Возникла многополярность, на первый план вышло противостояние, которое условно можно было бы обозначить "Север-Юг". С одной стороны, относительно небольшая группа высокоразвитых стран с устойчивой политической системой, новейшей информационно-компьютерной технологией, с высоким уровнем благосостояния, с другой, основная масса стран, технологически индустриальных, а то и доиндустриальных. Здесь наблюдаются бурный рост народонаселения, массовая бедность, нестабильность внутренней жизни. О глубине пропасти между "золотым миллиардом" и четырьмя миллиардами остального населения можно судить по таким данным. В 1992 г. 20% наиболее богатых стран получали 83% мирового дохода, а на долю аутсайдеров оставалось всего 17%, в т.ч. удельный вес беднейшей части составлял всего лишь 1,4%. США и Канада тратят на образование в расчете на душу населения в 90 раз больше, чем многие африканские страны. Индия дает миру 1/3 всех неграмотных, Китай - четвертую часть.

От этого противостояния никуда не уйдешь. На конференции ООН, посвященной окружающей среде и перспективам мирового развития (июнь 1992 г.), известный политический деятель Норвегии Гру Харлем Брундланд заявила: "Человеческая история достигла водораздела, за которым изменение политики становится неизбежным. Более миллиарда человек, не могущих удовлетворить основные потребности, наши собственные дети и внуки и. сама планета Земля требуют революции. Она грядет. Мы знаем, что у нас есть возможность предотвратить опасность, хаос и конфликты, которые в противном случае неизбежны".

Что и говорить, слова суровые и правдивые. Однако проходят годы, а никаких существенных изменений не наблюдается. Основная масса политиков да и рядовых людей не внемлют грозным предупреждениям, руководствуются в жизни так хорошо знакомым русским словом "авось". Авось пронесет, сами по себе рассосутся беды и печали, не грянет гром. Но надо смотреть правде в глаза. Тем более, определились те тенденции, которые порождают тревогу. Не случайно же пестрые концепции глобального развития подчас характеризуются как поиск "стратегии выживания". Речь идет уже не о том, как "жить", а о том, как "выжить". И это не может не вызывать глубокой озабоченности у всех мыслящих людей.