Философия, как правило, рассматривается в качестве теоретического ядра мировоззрения. Ее своеобразие познается в сравнении с мифологией, религией, искусством и наукой по следующим критериям:

- что изучает;

- как сочетает разум и чувства;

- каковы средства выражения;

- что источник;

- сколь критична;

- и т.п.

Философия, как религия, стремится познать выходящее за пределы эмпирики, но якобы критична ко всему, а не догматична. Философия целостна, как мифология, но рациональна. Философия авторски своеобразна, как искусство, но выражает себя понятиями-категориями. Философия абстрактна, критична и понятийна, как наука, но всеохватна и познает фундаментальный (недоступный научному опыту) смысл бытия. И т.д. и т.п.

Наличие у каждого человека мировоззрения позволяет допустить наличие у каждого своей философии (если только не признать существование «безъядерных» мировоззрений). Такое допущение, без сомнения, очень импонирует авторам, но вряд ли оно будет распространено на экзаменуемых: тут уж придется наполнять себя исключительно ядрами экзаменаторов.

Авторы желают видеть в философии «всепроникающую силу», вселяющуюся в каждого как непосредственно, так и опосредованно ‑ через религию, мифологию, искусство и науку. В результате должно получаться: философствует даже тот, кто думает, что Аристотель и Платон – забавные зверушки из диснеевских мультиков, слова «философия» и «филология» - допустимые произношения одной и той же «зауми», а «мудрость» – все то, что понравилось как «круто сказанное».

Однако получается не так, ибо авторы горды собственной просвещенностью, без обиняков отличают себя от великого множества невежд. Вот почему авторская «философия» принимает не всех, а все: то есть авторы позволяют себе «записывать в философию» любые известные им области знаний: от психоанализа Фрейда до разглагольствований зеленых и антиглобалистов.