Развитие науки и общественной жизни в конце ХVШ – первой половине XIX в.в. обнаруживают определенную узость и ограниченность традиционных философских систем, включая учения немецких классиков. Новейшие открытия в естествознании  (открытие клеточного строения живых организмов, закона сохранения и превращения энергии, создание Ч. Дарвиным эволюционной теории происхождения биологических видов и др.) не только подтверждали выводы Гегеля о диалектическом характере развития, но и наталкивали на мысль о материальном единстве мира, о вечности, т.е. несотворенности и неуничтожимости материи и ее атрибута – движения, о наличии диалектических противоречий и качественных скачков, а, значит, саморазвития, не только в мышлении, но и в материальном мире.

По мере развития индустриального производства и утверждения капиталистических общественных отношений все более обострялись противоречия между поляризовавшимися в этом процессе общественными классами – буржуазией, укреплявшей свое господствующее положение в обществе, с одной стороны, и все более осознававшими свое приниженное положение наемными рабочими (пролетариатом). Идеалы свободы, равенства и братства, вполне чистосердечно выдававшиеся идеологами ранней буржуазии за общечеловеческие, оказались иллюзиями,  отчетливо проявив при этом социальную сущность философии Нового времени как прежде всего буржуазной. В связи с этим возникает потребность в изменении философского миропонимания, а вместе с ним и традиционных методологий познания и общественной деятельности.

Одним из ответов на эту потребность было формирование в середине XIX в.  новой философской системы,  разработчиками которой стали немецкие мыслители Карл Маркc (1818 - 1883) и Фридрих Энгельс (1820 - 1895). Теоретическим источником своей философии они считали немецкую классическую философию, прежде всего диалектику Гегеля (хотя она и носила идеалистический характер), и материализм Фейербаха (хотя он и был  метафизическим).

Принципиальная новизна философии марксизма состояла в том, что, во-первых, ее создателям удалось органически соединить  диалектический метод (очистив его от мистифицированной идеалистической формы) с философским материализмом (избавив тем самым его от ограниченностей, присущих прошлой его исторической форме – метафизичности, внеисторичности и др.). В результате новое философское миропонимание стало, по сути своей, диалектико-материалистическим, а диалектика превратилась в учение о всеобщих законах развития природы, общества, человеческого мышления и универсальный метод их познания и деятельности. Во-вторых, создатели диалектико-материалистической философии впервые в истории философской мысли не только обратили внимание на значение материальной общественной практики в жизни человека и общества, но и убедительно показали ее неразрывную связь с теорией, ее определяющую роль в процессе человеческого познания. Наконец, в-третьих,  существеннейшим моментом формирования диалектико-материалистической философии и одновременно ее результатом была выработка материалистического понимания истории. Сущность его выражается в положении о том, что не сознание определяет общественное бытие людей, а, напротив, общественное бытие определяет, в конечном счете, их сознание. Тем самым удалось преодолеть господствовавший в прежней философии, в том числе и в учениях философов-материалистов до Маркса, идеализм в понимании общества и его истории и достроить здание философского материализма доверху.

В то же время философии Маркса и Энгельса были свойственны и определенные ограниченности, обусловленные характеристиками современной им эпохи: уровнем развития общественного производства и науки, обострением борьбы между буржуазией и пролетариатом и др.  Сознательно встав на позиции защиты интересов  пролетариата, основоположники марксизма рассматривали свою философию как теоретико-мировоззренческую и методологическую основы борьбы за его экономическое и политическое освобождение. Все это не могло не сказаться на их взглядах. Так, например, их политические пристрастия нашли выражение в понимании государства исключительно как инструмента классового господства и, соответственно, обоснование установления государства диктатуры пролетариата как наиважнейшему условию освобождения всех трудящихся от эксплуатации. Уровнем развития естествознания той эпохи объясняется определение Энгельсом понятия материи как объединяющего все телесно существующее, а также некоторый схематизм разработанной  им классификации форм движения материи.

Впрочем, будучи диалектиками, Маркс и Энгельс сами неоднократно подчеркивали исторически преходящий характер философских систем, характеризуя философию как «духовную квинтэссенцию исторической эпохи» и отмечая также, что с каждым великим шагом в науке и общественной практике она с необходимостью должна менять свои формы. Безусловно, они относили это и к своей философии и потому не могут нести ответственности за то, что в последующем в угоду политической конъюнктуре многие их идеи были догматизированы и, по сути, перешли в разряд идеологических штампов и догм.

Новый этап развития марксистского учения до последнего времени связывался с именем В.И.Ленина (1870-1924). Действительно, Лениным, особенно в дооктябрьский (1917 г.) период творчества, был высказан ряд идей в развитие диалектико-материалистической теории и методологии. В частности, в работе «Материализм и эмпириокритицизм» им был проведен детальный анализ мировоззренческого и методологического кризиса, произошедшего в физике в конце XIX – начале ХХ в.в., показаны пути выхода из него. На этой основе было дано диалектико-метериалистическое определение материи. Там же были заложены основы теории отражения в гносеологии. В своих «Философских тетрадях» он систематизировал основные элементы и принципы диалектического понимания мира и его познания.

В то же время нельзя не отметить и ту роль, которую сыграл Ленин в превращении марксизма в догматизированную систему, в признании его, по крайней мере в нашей стране, единственно истинным учением, не подлежащим сколь-нибудь серьезному критическому анализу. Сделав марксизм официальной идеологической доктриной Советского государства, Ленин и, особенно, его последователи тем самым подвергли ревизии его глубинную сущ-ность – творческий характер,  во многом ограничив возможности саморазвития. Этим был нанесен непоправимый ущерб не только самому марксизму, но и нашему обществу, причем не только в духовной, но и других сферах жизни.

В наше время во всем мире, особенно в странах бывшего «социалистического лагеря» развернулась дискуссия о судьбе марксизма. Многие из ее участников предрекают ему скорую смерть на том основании, что не выдержали испытание исторической практикой ряд выводов, сделанных его основателями. Представляется все же, что слухи о смерти марксизма, как говорится, сильно преувеличены. Ведь даже критерий, исходя из которого делается этот вывод, взят из марксистской философии. Да и отстаиваемое многими критиками советской системы и ее идеологических основ положение о том, что политическое, правовое, нравственное обновление общества возможно только на основе реформирования экономического строя, напрямую следует из открытого Марксом и Энгельсом материалистического понимания истории. Указанные выше, как и многие другие, факты свидетельствуют, что марксизм и его философия далеко не исчерпали своего потенциала. В этом учении (особенно в его социально-политической составляющей) несмотря на то, что в нем немало исторически преходящего и даже утопического, остается  исключительно ценным стремление пробиться к самым коренным основам бытия человека, найти пути к его действительной свободе. Поэтому его значение непреходяще , как и всякого великого учения в духовной истории человечества.