В теории истины особенно большое значение имеет вопрос о критериях, которые позволяют отделить истины от заблуждения и лжи. Под критерием истины понимают обычно некоторый показатель или способ проверки знания на его достоверность. Выявление критериев истины является одной из главных задач философии.

Философы-эмпирики считали таким критерием данные ощущений и восприятий, соответствие знаний чувственному опыту. В современной западной философии этот критерий выдвинули неопозитивисты (принцип верификации). Философы рационалистического направления (Декарт, Спиноза, Лейбниц) видели критерий истины в ясности и отчетливости разума, в выведении знаний из всеобщих очевидных положений. В когерентной теории истины этот критерий трактуется как внутренняя  согласованность и непротиворечивость знания. Общий недостаток этих и некоторых других концепций состоит в том, что критерий истинности знания находится в самом знании. Но может ли знание быть собственным критерием? Таким критерием должна быть не духовная, познавательная деятельность, а деятельность практическая.

Практика – определяющий, в конечном счете, критерий истины. Можно сколько угодно долго спорить об истинности той или иной идеи, научной теории, но решить этот спор в состоянии только практика — производство, политическая жизнь, научный эксперимент.

Было время, когда люди добывали красящее вещество ализарин из корней растения марены. Поскольку они брали у растения уже готовый продукт, то у них были основания сомневаться в истинности своих знаний о том, что представляет собой ализарин по своей объективной природе. Но вот пришло время, люди научились добывать ализарин искусственно – из каменноугольного дегтя. Этим самым они доказали, что имеют верное представление о природе ализарина. Иначе им не удалось бы произвести его искусственно. В наш век химии и широкого применения синтетических материалов каждый может привести множество аналогичных примеров.

До практики любые суждения, умозаключения или научные теория могут претендовать только на формально-логическую правильность. Форму объективной истины им придает практика. Но важно понять, что критерий практики относителен, а не абсолютен, его нельзя понимать на манер работы механического сита, которое может отсеивать ложь и оставлять истину.

Практика представляет собой процесс, исторически ограниченный уровнем развития эпохи, она постоянно преодолевает свою ограниченность, но не раз и навсегда, а в определенных пределах. В результате создания более совершенных приборов, тщательной постановки эксперимента сегодня удается обнаружить то, что вчера казалось чем-то «чудовищным», «нелепым», противоречащим опытным данным, практике. Сила и действительность практики как критерия истины зависит, таким образом от уровня развития производственных сил, от уровня развития технических возможностей общества, то есть, от способа производства материальных благ.