Для многих современных концепций личности характерен индивидуализм, проявляющийся в особом интересе их авторов к анализу природы ее уникальности и выступающий в различных своих формах. Представители первой из них – биологизаторской, характерной для многих школ современной западной философии (например, социал-дапвинизма и социобиологии) и получившей в той или иной степени распространение у ряда отечественных авторов, ¾ признают в качестве определяющих такую природу прежде всего биологические факторы: развитость мозга, врожденные задатки, темперамент  и  др.  Представители другой  ¾  социологизаторской  ¾  почти полностью отрицают роль биологии человека, считая ее лишь необходимой  природной  предпосылкой человеческой жизнедеятельности, и абсолютизирует роль социальных факторов.

Предпринимаются также попытки разрешить спор через констатацию биосоциальной природы  личности. Такой двухфакторный подход зачастую корректируется указанием на ее социальную сущность. В ряде   случаев   говорят   даже   о   тройственной   природе   личности   ¾  биопсихосоциальной. Такую позицию, на наш взгляд, можно сразу же отвести. Дело в том, что есть такие уровни и формы психического, которые присущи уже высшим животным, но они не выводят их за пределы биологической формы движения материи. В то же время есть и  такие,    которые    своим     происхождением     и     развитием     обязаны общественной жизни человека и являются атрибутом социальной формы движения. Тем  самым,  психическое,  выдвигаемое в  качестве третьей  составляющей человеческой природы, без особых погрешностей покрывается либо биологическим, либо социальным.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что, признавая  действительную сущность человека и его личности в его общественной жизнедеятельности и основывающихся   на   ней  социальных  связях и отношениях, не надо забывать, что, как отмечал Маркс, «бытие людей есть результат того предшествующего процесса, через который прошла органическая жизнь». В современной науке и философии нет существенных разногласий по этому Марксову положению. Большинство ученых согласны и с тем, что развитие как общества, так и человека в нем идет главным образом по законам не природным, а социальным. Бессмысленно было бы отрицать и то, что наш организм продолжает и всегда будет подчиняться биологическим законам и что индивидуальность каждого из нас (в том числе и личностная) в значительной степени обусловлена биологическим генотипом.

Однако все вышеуказанное вряд ли может служить основанием двухфакторного подхода. Ведь если быть последовательным, то надо будет признать существование в человеке двух сущностей. Понимая это, сторонники концепции биосоциальной природы человека специально оговаривают, что биологический фактор играет подчиненную роль, а сущность человека однозначно социальна. Но это не устраняет ряд трудностей методологического характера. Во-первых, сущность в этом случае понимается не как внутренняя связь всех сторон и качеств человека, образующих его реальное бытие, а только как одна из сторон человека, хотя и определяющая. Во-вторых, общественная среда рассматривается лишь как внешнее, хотя и необходимое, условие существования биологически сформированного организма человека, его функционирования и развития. В-третьих, биосоциальная концепция, несмотря на все оговорки ее сторонников, все же ставит в один ряд два разных уровня развития материи и формы ее движения.

Более последовательным представляется подход к решению вопроса о диалектике социального и биологического в человеке, в том числе и в структуре личности,  основанный на выдвинутом и разработанном      Ф. Энгельсом учении  о соотношении форм движения материи.  Как сущность, так и природа человека, а, следовательно, и личности, несомненно, социальны. Однако при этом нужно обязательно подчеркнуть, что социальное ни в коем случае нельзя понимать как нечто, хотя и вышедшее из природного, но в дальнейшем обособившееся от него, самодовлеющее и мистифицированное. Иначе говоря, как какие-то, существующие вне реальных людей и господствующие над ними общественные отношения, поскольку такое понимание действительно требует особого учета биологического фактора при анализе природы человека и его жизнедеятельности. Здесь явно просматривается социологизаторский подход.

Дело состоит в том, что сами общественные отношения есть и результат, и форма  деятельности   живых  людей,  преследующих  свои  цели  и удовлетворяющих свои многообразные потребности. В числе этих потребностей генетически первичную и содержательно далеко не последнюю роль играют потребности человеческого организма.

Социальное следует понимать как высший, из известных на сeгoдняшний день, уровень развития материи. В нем «снимаются» все низшие, в том числе и биологический, который выступает в связи с этим необходимой предпосылкой и важнейшим условием существования и развития социального.

 Необходимо обратить внимание и на то, что социальное в человеке заключает в себя как бы два уровня:          1. Унаследованный через генотип многотысячелетний опыт социального становления человека как рода – филогенетический уровень; 2. Социально значимые качества, приобретаемые в процессе индивидуальной жизнедеятельности в обществе – онтогенетический уровень.

Конечно, социально значимые черты индивид не получает непосредственно при рождении. Он приобретает их прежде всего в процессе жизни как результат деятельного овладения миром человеческой культуры. Это, однако, не исключает, а, напротив, предполагает, что уже при своем появлении на свет ребенок оказывается потенциально способным к усвоению социокультурного опыта. И эта способность вряд ли может быть объяснена как следствие чисто биологической эволюции наших предков. Она есть,  скорее всего, результат их перехода от животной к общественной жизнедеятельности, от приспособления к окружающему их миру  к его активному преобразованию.   

Личность — это мера  цельности  человека, диалектического единства в нем общего и индивидуального, исторического и современного, социального и биологического.  Без такого единства, без внутренней цельности нет личности.

В личности важно видеть не только единое и общее, но и уникальное, своеобразное. Углубленное постижение сущности личности предполагает рассмотрение ее не только как социального, но и индивидуально-самобытного существа. Уникальность человека проявляется уже на биологическом уровне. Сама природа зорко бережет в человеке не только его родовую сущность, но и уникальное, особенное в нем, хранимое в его генофонде. Разнообразие человеческих индивидуальностей  поразительно даже в их внешнем проявлении. Однако подлинный смысл личностной уникальности связан не столько с внешним обликом человека или же с его идеомоторными характеристиками, также определяемыми генетически, сколько с его внутренним духовным миром, с особенным способом его бытия в мире, с манерой его поведения, общения с людьми и природой. Таким образом, уникальность личности  имеет существенный социальный смысл.

Что же представляет собой личностная уникальность?

Личность включает в себя общие черты, свойственные ей как представителю человеческого рода. Ей свойственны и особенные признаки как представителю определенного общества с его специфическими социально-политическими, национальными, историческими традициями, формами культуры. Но вместе с тем личность есть нечто уникальное, что связано, во-первых, с ее наследственными особенностями и, во-вторых, с неповторимыми условиями микросреды, в которых она взращивается. Но это еще не все. Наследственные особенности, неповторимые условия микросреды и разворачивающаяся в этих условиях деятельность личности создают неповторимый личностный опыт — все это вместе и формирует социально-психологическую уникальность личности. Но индивидуальность есть не некая сумма этих аспектов, а их органическое единство, такой сплав, который в действительности неразложим на свои составляющие: личность не может по своему произволу оторвать от себя что-то одно и поменять его на другое, она всегда обременена багажом своей биографии. Индивидуальность не есть, конечно, некий абсолют, она не обладает полной и окончательной завершенностью, что является условием ее постоянного движения, изменения, развития, но в то же время индивидуальность – это самый устойчивый инвариант личностной структуры человека, изменяющийся и одновременно неизменный на протяжении всей жизни человека.

Разнообразие индивидуальностей – существенное условие и форма проявления успешного развития общества. Индивидуальная неповторимость и оригинальность личности — это не просто величайшая общественная ценность, а настоятельная потребность развития здорового, разумно организованного общества. Таким образом, понятие человеческой уникальности имеет существенное значение в социальном познании, в постижении социальных явлений, событий, в уяснении механизма функционирования и развития общества, эффективного управления им.