Джорж Беркли-наиболее значиетльный английский мыслитель первой половины 18в. Он посвятил себя защите религии и идеалистической философии от материализма, атеизма, и свободомыслия. Он является автором многих произведений, таких как «Опыт новой теории знания»; «Трактат о принципах человеческого знания»; «Три разговора между Гиласом и Филоносум». В этом произведении, представляющем собой настоящий литературный шедевр, Филонус защищает идеалистическую теорию в споре с Гиласом, сторонником учения о реальности материи.

Филонус утверждает, что не свете не существует материальной субстанции. Под чувственными вещами Гилас подразумевает только те, которые могут быть восприняты чувствами непосредственно (буквы – чувственные вещи, а понятия, которые при помощи них передаются – нет). Выведение причин и поводов из действий и явлений, которые одни только и воспринимаются чувствами, всецело относится к разуму.

Чувственные вещи не что иное, как те же чувственные качества или сочетания чувственных качеств. Действительное абсолютное бытие чувственных вещей подразумевается как нечто отличное от их воспринимаемого бытия. Теплота, если допустить ее действительное бытие, должна существовать вне разума. Справедливо ли это для всех степеней теплоты? Какую бы степень тепла мы ни воспринимали чувствами, мы можем быть уверены, что та же степень существует в объекте, которым она вызывается. Материальная субстанция есть бытие, лишенное чувств. Очень сильная и вызывающая страдание теплота не может существовать вне разума, значит, она не имеет реального бытия.

Тепло и холод – только ощущения, существующие в нашей душе. Тепло и холод, сладость и горечь (подразумевая те качества, которые воспринимаются чувствами) не существуют вне ума. Запахи, подобно другим вышеупомянутым качествам, могут существовать только в воспринимающей субстанции или в разуме.

Что касается звука, то есть два его рода: один – обыкновенный, или тот, который слышен, другой – философский и действительный, который состоит в движении (воздуха). Однако звуки также не имеют действительного бытия вне разума.

Цвета. Все цвета, которые мы видим невооруженным глазом, являются только кажущимися, подобно цвету облаков, так как они исчезают при более близком и тщательном рассмотрении, которое достигается нами с помощью микроскопа. Нет цветов, действительно присущих внешним телам, они (цвета) всецело зависят от света. Свет же – некая смежная субстанция, которая, непосредственно воздействуя на глаз, вызывает восприятие цветов.

Чувственные качества делятся философами на первичные и вторичные. Первые суть протяженность, форма, плотность, тяжесть, движение и покой. И эти качества они считают действительно существующими в телах. А цвета, звуки, вкусы – словом, все так называемые вторичные качества безусловно не имеют существования вне разума.

Далее Филонус пытается доказать, что и первичные качества также не существуют вне разума. Он говорит, что объект не обладает ни протяженностью, ни формой, ибо одному глазу он кажется малым, гладким и круглым, а другому – большим, неровным и угловатым. Приходит к выводу, что каково бы ни было чувственное свойство – форма, звук или цвет, – одинаково кажется невозможным, чтобы оно пребывало в том, что его не воспринимает. Филонус далее пытается доказать то же самое в отношении движения и плотности. (Движение связано со временем, а время есть последовательная смена идей в нашем уме. А идеи у кого-то в уме могут следовать в более быстром порядке, чем идеи в уме у другого.)

  Гилас спрашивает: . Что может быть легче, чем представить себе дерево или дом, существующие сами по себе, независимо от какого бы то ни было разума, и не воспринимаемые им?

Абстрактные идеи не существуют, т.е. идея есть нечто единое. Субъективный идеализм: объект и ощущение-одно и тоже. Бытие вещей состоит в их воспринимаемости. 

Обобщая всё вышесказанное: раз признано, что протяжение не имеет существования вне ума, необходимо признать то же самое о движении, плотности и тяжести, так как все они, очевидно, предполагают протяжение.

Мысленно невозможно отделить идеи протяжения и движения от других чувственных качеств, отсюда следует, что там, где существует одно, необходимо существует также и другое. Общепризнанная максима это также подтверждает: все, что существует, единично.

Гилас говорит, что необходимо придавать большое значение различию между объектом и ощущением. Один есть акт разума, другой – нет.

Филонус считает, что душа должна считаться активной в своих восприятиях постольку, поскольку в них заключается хотение. Свет и цвет, вкусы и звуки и пр. являются одинаково пассивными состояниями или ощущениями в душе.

Гилас говорит: «Когда я смотрю на чувственные вещи с иной точки зрения, рассматривая их как многообразие модификаций и качеств, я нахожу необходимым допустить материальный субстрат, без которого их существование не может быть постигнуто».

 Филонус:  «Таким образом, ты в силу собственных предпосылок вынужден отрицать реальность чувственных вещей, раз ты признал, что она состоит в абсолютном существовании вне разума. Это значит, что ты совершеннейший скептик. Таким образом, я достиг своей цели, которая состояла в том, чтобы показать, что твои предпосылки ведут к скептицизму».

Протяжение есть только модификация, а материя есть нечто, что является носителем модификации. Материя поддерживает акциденции или стоит «под» ними.

Есть два рода объектов: одни – воспринимаемые непосредственно, которые называются также идеями; другие – реальные вещи или внешние объекты, воспринимаемые через посредство идей, которые суть их образы или воспроизведения. Идеи не существуют вне ума; но этот последний род объектов существует. Наши идеи не существуют вне ума, но они есть суть копии, образы или воспроизведения некоторых прообразов, которые существуют вне его.

В первом разговоре, который, по сути, является спором, побеждает Филонус, доказав Гиласу, что он (Гилас) совершеннейший скептик.