Декарт (дуализм: дух и материя), Спиноза (монизм: бог или природа), Лейбниц (плюрализм: монады). Предмет познания-это материальная субстанция, как  может непротяженный дух раскрывать протяженную материю.  

Декарта обычно считают основателем современной философии, он пытается создать заново законченное философское здание. Декарт был философом, математиком и учёным (Мир, или Трактат о свете (1633); Рассуждение о методе (1637); Размышления о первой  философии (1641); Первоначала философии (1644).  Метод «картезианского сомнения». Сколь многие ложные мнения я принимал с раннего детства за истинные и сколь сомнительны положения, выстроенные мною впоследствии на фундаменте этих ложных истин; а из этого следует, что мне необходимо раз и навсегда до основания разрушить эту постройку и положить в её основу новые первоначала, если только я хочу когда-либо установить в науках что-то прочное и постоянное. Я допускаю, что всё видимое мною ложно и предполагаю никогда не существовавшим всё, что являет память; я полностью лишён чувств.

Однако, коль скоро я себя в чём-то убедил, значит, я всё же существовал? Всякий раз, как я произношу слова «Я существую» или воспринимаю это высказывание умом, оно по необходимости является истинным. Усомниться можно во всём, но только не в том, что я сомневаюсь. Сомнение – акт мысли, значит я мыслю. Но я не мог бы мыслить, если бы не существовал. Я мыслю, следовательно я существую. Я существую столько, сколько я мыслю (я-вещь мыслящая). Кроме того, я есть мыслящее существо. Декарт принимает эту истину за первый искомый им принцип философии. Этот принцип делает сознание более достоверным, чем материю, и мой ум (для меня) более достоверен, чем ум других. Одни идеи представляются смутными, другие – ясными и отчётливыми. Принцип cogito ergo sum именно потому так очевиден, что он ясен и отчётлив и, следовательно, истинен. Другая ясная идея – идея Бога – идея бесконечной, независимой, в высшей степени разумной и всемогущей субстанции. Но такая идея не может исходить из меня самого, поскольку сам я конечен, и также не может быть выведена из других идей. Идея Бога может исходить лишь от того, что содержит в себе не меньше реальности, чем мыслится в этой идее, т.е. лишь от самого Бога. Естественный свет разума. Что касается других идей, то на идеи смутные я, по-видимому, не могу полагаться как на истинные. И даже идеи ясные и отчётливые не могли разве быть вложены в меня каким-нибудь могущественным, но злокозненным обманщиком? Хотя я ощущаю в себе способность суждения, позволяющую отличать истину от заблуждения, могу ли я полагаться на неё?  Но невозможно, чтобы Бог меня обманывал (ведь во всяком обмане заключено нечто несовершенное) или хотел, чтобы я заблуждался. Поэтому я могу доверять этому естественному свету разума, при условии, конечно, что я правильно им пользуюсь.

Метод достижения истины. Вместо большого числа правил, составляющих логику, достаточно следует соблюдать лишь 4 правила: 1) принимать за истинное только то, что представляется уму ясно и отчётливо; 2) делить трудности; 3) располагать мысли в порядке от простого к сложному; 4) делать перечни настолько полными, чтобы ничего не пропускать. Понятие «субстанция» - вещь.Вещи: могут существовать без других вещей; нуждаются в содействии других. 2 ряда субстанций: духовные (основной признак - неделимость); материальные (делимость до бесконечности). Субстанция – это нечто, что является причиной самого себя, и существует согласно своим установленным законам. 2 основных атрибута субстанции – протяжение и мышление (остальные атрибуты происходили от них).  В основе познания – разум. Разуму достаточно найти одну точку опоры. В познании главную роль играет разум - рационализм.  Д. полагал, что источником достоверности знания может быть только сам разум. В процессе познания исключительно место отвел дедукции. Исходные положения - аксиомы. В лог цепи дедукции, след. за аксиомами, каждое след звено достоверно. Однако для ясного и отчетливого представления всей цепи нужна сила памяти. Поэтому непоср. очевидные исходные положения, или интуиции, имеют преимущество сравнительно с рассуждения дедукции.

Спиноза сделал центральным пунктом своей онтологии тождество бога и природы, которую он понимал как "единую и единственную, вечную и бесконечную субстанцию"3, исключающую существование какого-либо другого начала, и тем самым как причину самой себя. Именуя субстанцию Богом или природой, Спиноза тем самым подчеркивает, что Бог не есть личность, наделенная сознанием, могуществом и волей, не есть творец природных вещей. Бог Спинозы - безличная бесконечная сущность, главным определением которой является существование, бытие в качестве начала и причины всего сущего. Представления о слиянии Бога и природы, которое лежит в основе учения Спинозы, называется пантеизмом. Мышление и протяжение, согласно Спинозе, суть атрибуты субстанции, а единичные вещи- как  мыслящие существа, так и протяженные предметы -это  модусы (видоизменения) субстанции. Все явления в физическом мире, будучи модусами атрибута протяжения, развиваются в той де последовательности, как и модусы в сфере мышлении. Поэтому порядок и связь идей, по словам Спинозы, соответствует порядку и связи вещей, причем и те и другие суть только следствия божественной сущности. Отсюда вытекает определение души как идеи человеческого тела.

Спиноза не признает такой способности, как воля: единичная человеческая душа не есть нечто самостоятельное, она не есть субстанция, дух человека-это не что иное, как моду мышления, а потому согласно Спинозе, «воля и разум - одно и то же» человек может только постигнуть ход мирового процесса, чтобы сообразовать с ним свою жизнь  и свои желания, полагает Спиноза. « Не смеяться, не плакать, не проклинать, а понимать»- вот основные положения спинозовской этики. 

Гносеология. Определения, аксиомы и постулаты-->теоремы->леммы, схолии, королларии. Физическая и логическая необходимость. Мышление составляет атрибут Бога, иными словам Бог есть вещь мыслящая (res cogitans). Протяжение составляет атрибут Бога, иными словами Бог есть вещь протяжённая (res extensa). Субстанция мыслящая и субстанция протяжённая составляют одну и ту же субстанцию, рассматриваемую под разными атрибутами. Всё, что вытекает из бесконечной природы Бога формально, в том же порядке и той же связи проистекает в Боге из его идеи объективно. Порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей. Круг, существующий в природе, и идея этого круга, находящаяся также в Боге, есть одна и та же вещь, выраженная различными атрибутами. Так что, будем ли мы представлять природу под атрибутом протяжения, или под атрибутом мышления, или под каким-либо иным атрибутом, мы во всех случаях найдём один и тот же порядок, иными словами, одну и ту же связь причин, т.е. что те же самые вещи следуют друг за другом. Три рода познания: мнение или воображение (познание через песпорядочный опыт и познание из знаков); рассудок (познание из общих понятий); интуиция (непосредственное усмотрение сущности вещей). Познание первого рода [мнение или воображение] есть единственная причина ложности, познание же второго [рассудок] и третьего [интуиция] рода необходимо истинно.

Лейбниц. Развивает учение о бытии в форме учения о субстанции. Л. полагал, что из протяжения могут быть выведены лишь геометр, но не физические свойства тел: их движение, действие, сопротивление.. Поэтому необходимо предполагать такие свойства, из которых могли бы быть выведены основные физические характеристики тел.

То, что вещи обладают собств. действием приводит Л. к выводу, что вещи в сущности силы. Любая вещь - субстанция, => число субст. бесконечно. Каждая субст. или сила есть единица бытия или монада. Монада - духовная единица бытия, духовный атом.

Число является внешним выражением духовной сущности монады, выражает ее пассивности, ограниченности. Однако пассивность - производный момент монады. Первичные качества кот - самостоятельность, самодеятельность. Благодаря монадам. материя обл. способностью вечного самодвижения.

Каждая монада одновременно - форма и материя, ибо любое мат тело обладает определенной формой. Форма - нематериальна и представляет целесообразно действующую силу, а тело - это механическая сила. Поэтому природу. нельзя объяснять только знаниями механики, необходимо ввести понятие о цели. Монада есть сразу и основание всех своих действий и их цель.

Как субстанции монады независимы друг от друга. Между ним нет физического взаимодействия. Однако, будучи независимы, монады не изолированы: в каждой монаде отражается весь мировой строй, вся совокупность монад. Поэтому Лейбниц называл монады “живым зеркалом” вселенной. Т.к. действия м. - это телесные акты, то они подчиняются природе тела и требуют механического объяснения, т.е. объяснения через “действующие причины”. А т.к. действия эти есть действия развивающейся монады, то они подчиняются природе души, требуют объяснения при помощи целесообразности, т.е “конечные”(целевые) причины. Понятие развития у Лейбница очень широко. В природе все находится в развитии. Развитие есть лишь изменение первоначальных форм путем бесконечно малых изменений (нет ни происхождения, ни уничтожения). Отрицает возможность скачков или разрывов непрерывности в развитии. Движущая сила развития. В монадах происходит непрерывно изменение, вытекающее из ее внутреннего принципа. Бесконечное разнообразие моментов, раскрывающихся в развитии монады, таится в ней не материально, а лишь идеально, т.е. как представление. Т.о. сила, лежащая в основе развития всех монад есть сила представления - перцепции. Представление не отождествляется с сознанием. Сознание присуще лишь существу, наделенному способностью самосознания - апперцепци - человеку.

В теоретическом развитии Лейбниц дает схему перехода неорганического мира в органический. Монады представляют различные ступени развития, определяемые различными в способности представления. На низшей ступени стоят монады, обладающие темным представлением (не отличает представляемого ни от себя, ни от всего остального). Затем монады с смутным представлением (отличают от всего остального , но не от себя). Высшая ступень - отчетливое представление.  Центр понятие теории Лейбница - понятие о “малых перцепциях”, т.е о бесконечных малых разностях между ступенями развив сознания. Отсюда Лейбниц выводит, что всякое настоящее состояние монады всегда: 1. чревато будущим и 2. обременено всем ее прошлым. Будущее монад заключено только в ней самой, и развитие может состоять только в последов. развертывании ее начального состояния.