Аристотель. Категории  (IV в. до н.э.); Порфирий. Введение к «Категориям» Аристотеля (О пяти общих понятиях) (III в.); Боэций. Комментарий к «Введению» Порфирия (VI в.); Абеляр. Логика«для начинающих» (XII в)

В "Категориях" Аристотеля:Сущность, называемая так в самом основном, первичном и безусловном смысле, – это та, которая не говорится ни о каком подлежащем и не находится ни в каком подлежащем, как, например, отдельный человек или отдельная лошадь. А вторыми сущностями называются те, к которым как к видам принадлежат сущности, называемые так в первичном смысле, – и эти виды, и их роды; например, отдельный человек принадлежит к виду «человек», а род для этого вида – «живое существо».

Универсалии (лат. universalis, общий) –слова (термины), обозначающие всё то, что может сказываться о единичных вещах (их свойства, отношения). Универсалии – это общие понятия, но следует помнить, что слово «общее» употребляется в разных смыслах. Универсалии не следует путать с собирательными понятиями, такими как «сотня», «толпа», «стадо», «полк», «человечество». Универсалии следует также отличать от того, что является общим «по частям» или «по очереди». Универсалия «лошадь» относится не к табуну, а к роду животных. Не относится она и к лошади, находящейся в совместном пользовании.

Антисфен: человека и лошадь я вижу, а человечности и лошадности не вижу. Платон: это потому, что ты смотришь телесным, а не духовным оком. Платон: универсалии образуют высший уровень бытия. Единичные вещи обладают общими свойствами, потому что следуют универсальным прообразам. Аристотель: универсалии находятся в самих вещах. Человеческий ум образует универсальные понятия, абстрагируя общие признаки единичных вещей.

Логические трудности возникают при попытке мыслить универсалии как существующие отдельно от единичных вещей и в то же время «присутствующие» в единичных вещах, причём присутствующие 1) во всех и каждой, 2) неделимо, 3) одновременно и 4) составляя их сущность (субстанцию).

Номинализм- философское учение, утверждающее, что реальны лишь единичные вещи, а универсалии сами по себе (вне мышления и речи) не существуют. Универсалии-имена(слова). Роды и виды или существуют и имеют самостоятельное бытие, или же образуются разумом и одним лишь мышлением. Однако роды и виды существовать не могут. Ведь сколько бы ни было видов, во всех них – один род, причём не то чтобы отдельные виды получали от него что-нибудь вроде частей – нет, каждый вид в одно и то же время имеет целый род. Следовательно, если один род находится в одно и то же время целиком во множестве отдельных видов, он не может быть един. Ибо не может быть, чтобы целое, находясь одновременно во многих [вещах], было в самом себе едино по числу. Но в таком случае, если род не может быть чем-то единым, то он и вообще ничто. Ибо всё, что есть, именно потому есть, что едино; и то же самое следует сказать и о виде. А если роды и виды существуют, но не единые по числу, а многочисленные, то не будет последнего рода, но над всяким родом будет другой, вышестоящий, чьё имя включит в себя всю эту множественность: так же как множество живых существ требует объединения их в один род потому, что у всех них есть что-то похожее, так же и род, множественный оттого, что находится во многих, имеет другой род, тоже не единый оттого, что во многих; и для этих двух родов требуется [третий общий] род, а когда он будет найден, тотчас же, по вышеизложенным соображениям, придётся искать новый [общий для первых двух и третьего]; таким образом, рассудок по необходимости будет уходить в бесконечность, ибо никакого логического предела здесь нет. А если род – нечто единое по числу, то он не может быть общим для многих: ибо единая вещь может быть общей либо частями, и тогда собственностью единичных [вещей] является не вся она целиком, но её части; либо она общая потому, что в разное время переходит в пользование разных её обладателей, как могут быть общими колодец и источник, раб или лошадь; либо она становится общей для всех одновременно, но тогда она не составляет субстанции тех, для кого является общей, как, например, театр или любое другое зрелище, общее для всех зрителей. Но род ни одним из перечисленных способов не может быть общим для видов: ведь он должен быть общим так, чтобы и целиком находиться в отдельных [видах], и одновременно, и при этом составлять и образовывать субстанцию тех, для кого он является общим.

Если универсалия существует реально, а не как идея или имя, она должна, помимо общего (определяющего) признака класса, обладать либо всеми взаимоисключающими признаками подклассов (что нелепо); либо каким-то одним из взаимоисключающих признаков подклассов (тогда она не будет универсалией); либо ни одним из взаимоисключающих признаков подклассов (тогда она не будет их сущностью). Следовательно, универсалия как самостоятельная сущность невозможна. Например, все целые числа подразделяются на чётные и нечётные; но если, помимо чётных и нечётных чисел, есть ещё и «целое число [вообще]», оно должно быть либо одновременно четными и нечетными (нелепо); либо только четными (тогда оно не будет целым числом вообще); либо ни четным ни нечетным (тогда четные и нечетные числа не будут целыми числами). Следовательно, «целое число [вообще]»,  как самостоятельная сущность, невозможно. Существуют и мыслимы только единичные вещи.

Реализм – философское учение, утверждающее, что универсалии существуют реально  и независимо  от сознания. Универсалии-реальные сущности. Док-во. Положим универсалии-имена, но имена чего? Они не могут быть именами единичных вещей (именами собственными), потому что тогда они не будут универсалиями. Следовательно, они должны быть именами каких-то сущностей, отличных от единичных вещей. Однако, если ничего, кроме единичных вещей, не существует, универсалии – это имена несуществующих сущностей, т.е. слова, не имеющие ни значения, ни смысла. Однако, всё наше знание, включая знание единичных вещей, выражено именами нарицательными (универсалиями), и если они не имеют смысла, у нас нет никакого знания. Мыслимо только общее, и только общие сущности по-настоящему существуют.

Концептуализм – философское учение, которое, не приписывая общим понятиям самостоятельной онтологической реальности, утверждает, что они воспроизводят сходные (общие) признаки единичных вещей (универсалии-это понятия).  Не обязательно рассматривать всякий раз как ложное и бесплодное такое понятие, которое, происходя от некоего подлежащего, мыслит его не так, как оно само есть. Когда мы занимаемся делением или абстрагированием, мы тоже мыслим не то, что есть на самом деле; но при этом само мышление ни в коей мере не является ложным.  Дело в том, что существует много вещей, которые имеют бытие в других; от этих других они либо вообще не могут быть отделены, либо, раз отделённые, никоим образом не продолжают своего существования. Предметы такого рода существуют в телесных и чувственно воспринимаемых вещах. Но постигаются они отдельно от чувственного, и только так может быть понята их природа и уловлены их свойства.  Линия в теле есть  нечто; и тем, что она  есть, обязана телу,  то есть получает своё бытие благодаря телу,  в чём нетрудно  убедиться – ведь если  она отделена от тела,  она больше не существует. [Но] никто не назовёт  наше представление  о линии ложным  только оттого, что мы  в уме представляем её  существующей как бы помимо тела, в то время  как помимо тела она  существовать не может. Существуют только единичные вещи, но мыслимо только общее.

Пьер Абиляр и Фома Аквинский. Универсалии существуют трояко: до вещей (ante rem) – как их прообразы в Божественном уме; в вещах (in rem) – как их общие свойства; после вещей (post rem) – как понятия нашего ума.