Родоначальником немецкой классической философии является И.Кант (1724-1804). Заслуга Канта состоит в том, что он переориентировал философский анализ с онтологических аспектов на гносеологические, с анализа характера и структуры познаваемой субстанции на анализ познавательных способностей и возможностей субъекта. В самом субъекте Кант выделил как бы два уровня - эмпирический, связанный с индивидуально-психологическими особенностями человека, и трансцендентальный, выражающий  надындивидуальное начало в человеке. Возможность получения объективного знания, т.е. знания, обладающего свойствами всеобщности и необходимости, связано, согласно Канту, именно с конструктивной способностью трансцендентального субъекта, с наличием у него априорных (доопытных) форм познания.

        Схематично процесс познания по Канту можно изобразить так. Трансцендентная (потусторонняя и в силу этого не познаваемая) вещь в себе воздействует на органы чувств человека и порождает неупорядоченное многообразие ощущений. С помощью априорных форм чувственности, каковыми выступают пространство и время, хаос ощущений структурируется  и организуется в целостный образ (восприятие). Для превращения этого индивидуализированного и субъективного восприятия в объективное знание оно должно "встроиться" в некие априорные мыслительные структуры рассудка (категории), которые и придают этому чувственному опыту характер необходимого и всеобщего знания. Сами эти априорные формы рассудка (категории) бессодержательны, но обладают синтетической способностью. Знание получается из подведения предварительного обработанного материала под эти формальные конструкции рассудка. Можно привести такую аналогию. Строительные кирпичи, из которых строят дом, получаются после обработки исходного материала (глины, песка и др.) Так и восприятие - обработанный материал ощущений. Но восприятие еще не знание, как и кирпичи еще не дом. Чтобы получился дом, надо эти предварительно обработанные элементы (кирпичи) встроить в некую формальную конструкцию (план, проект дома). Уложенные по определенному плану кирпичи образуют дом, т.е. они укладываются в пустую, формальную структуру (план). Дом - это аналог знания, а план дома - аналог категорий.

           Рассудок, согласно Канту, не является высшей познавательной способностью человека. Таковой является разум. Если рассудок оперирует с категориями, то разум - с идеями, в которых стремится прорваться из сферы условного, детерминированного в сферу безусловного, сферу свободы, т.е. стремиться в сферу абсолютного знания, которая для него не доступна. Отражением этих безуспешных попыток разума являются антиномии, т.е. положения, противоречащие друг другу, каждое из которых можно доказать, что и говорит о границах разума. За эти границы может проникнуть только вера. За этими границами человек выступает уже не как природно-детерминированное существо мира необходимости, а как духовно-нравственное существо мира свободы и где человек выступает не как средство, а как цель сама по себе. В этом высокий нравственно гуманистический смысл философии И.Канта.

         Если у Канта в качестве субъекта выступает трансцендентальный субъект, то другой великий немецкий философ Г.Гегель (1770-1831) рассматривает субъект в объективированной форме некоего ‘объективного духа’, субстанции - субъекта. Субстанция - субъект у Гегеля имеет не жестко фиксированные, а развивающиеся, подвижные формы, которые есть не что иное, как исторически развивающиеся формы человеческой культуры. Гегель - объективный идеалист. В основе мира лежит некая ‘абсолютная идея’, которая диалектически развиваясь, разворачиваясь порождает природу, человеческое общество и в формах человеческого познания (искусство, религия, философия) достигает формы абсолютного духа. Абсолютная идея в доприродном и досоциальном состоянии - это сфера чистой мысли (но не человеческой!),  это некая стихийная, бессознательная, не осознающая себя, но очень ’диалектичная’ мысленная субстанции. В процессе своего исторического развития во времени эта абсолютная идея становится абсолютным духом, разумным, самосознающим. Такова грандиозная картина эволюции абсолютной идеи в системе диалектического идеализма Гегеля.

            Маркс и Энгельс ценили Гегеля не за его идеализм, а за то, что он разработал диалектику и сумел применить ее к анализу истории человеческого общества и мышления. Но диалектика у Гегеля идеалистическая, т.е. по мысли Маркса и Энгельса, ’стоит на голове’ (диалектика идей порождает диалектику вещей, а не наоборот, как считали создатели материалистической диалектики - Маркс и Энгельс). Поэтому Маркс, Энгельс, Ленин отбрасывали ‘консервативную’ сторону философии Гегеля (его идеализм) и брали ‘рациональное зерно’ - гегелевскую диалектику, очищая ее от  ‘идеалистической шелухи’.  Такой  ‘браконьерский’ подход к Гегелю (икру взять - остальное отбросить) вряд ли можно считать корректным. Нельзя подходить к Гегелю как к поставщику ‘рационального зерна’, брать то что нравится и отбрасывать то, что не нравится, ибо при этом нарушается целостность философии Гегеля, хотя она и не была свободна от внутренних противоречий.

           И все же Маркс и Энгельс взяли у Гегеля хотя бы ‘рациональное зерно’ - диалектику. А вот их соотечественник Л.Фейербах (1804-1872), которого основатели марксизма очень ценили за материализм (критика Фейербахом христианства очень импонировала Марксу и Энгельсу) и вовсе отбросил Гегеля с его диалектикой, выплеснув, как отмечал Энгельс, вместе с грязной водой (идеализм Гегеля) и ребенка (его диалектику). Антропологический материализм Фейербаха хотя и был шагом вперед по сравнению с механистическим материализмом XVIII в., все же страдал рядом недостатков (созерцательность, абстрактность и т.п.), за которые его справедливо критиковали основоположники марксизма. Достаточно подробно это сделал Ф.Энгельс в работе ‘Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии’ и К.Маркс в работе ‘Тезисы о Фейербахе’. Марксистская философия была материалистической критикой классической немецкой философии, но в своей основе она оставалась на позициях рационализма.