Марксистская критика гегелевского панлогизма, рационалистических спекуляций немецкой философии велась несмотря ни на что, все же с рационалистических позиций. Гегелевский логико-философский ’тоталитаризм’ (примат общего над отдельным, индивидуальным), выраженный в спекулятивной форме, принял в марксизме иную форму. Форму рационально-практического действия, направленного на разумное рациональное переустройства социальной реальности, которая, по мысли Маркса, подчиняется закономерностям рационально познаваемым, но опять-таки с тем же приматом общего над индивидуальным. И не столь уже существенная разница в том: является ли отдельный человек простым орудием разума, воплощенного в истории (Гегель), или он является совокупностью производственных отношений, функцией социальных отношений (Маркс).

     Однако уже в середине Х1Х в.в философии начинает набирать силу тенденция, которая заявила себя как откровенно иррационалистическая. Это была закономерная реакция на диктат новоевропейского рационализма, поставившая под сомнение претензии и возможности разума. Такие философы как А.Шопенгауэр (1788-1860), Ф.Ницше (1844-1900), А.Бергсон (1859-1941) и другие справедливо подвергали критике рационалистическую традиции за то, что она не исследовала многие важные стороны человеческой жизни и человеческой психики. В частности, Шопенгауэр и Ницше подчеркивали, что классический рационализм явно недооценивал роль воли, сводя ее к некоему придатку разума. Тогда как воля, по мнению этих философов - это не только самостоятельное, но и первичное фундаментальное свойство не только человеческого сознания, но и мира. Шопенгауэр считал, что воля - это некое субстанциональное начало, некая космическая и витальная по своей природе сила, созидающая мир и человека. У Ницше - это прежде всего ‘воля к власти’  как важнейшая характеристика жизни (не только человеческой).

     Бергсон критикует интеллект за то, что он разлагает непосредственную целостность мира, удерживает общее, повторяющееся, устойчивое, но утрачивает уникальное, неповторимое, непрерывное. Поэтому интеллект не способен постичь жизнь как некий целостный, непрерывный, уникально неповторимый творческий процесс становления нового. Это способна сделать лишь интуиция, но не интеллектуальная интуиция классического рационализма, а интуиция как нечто неисследимое, глубинное, инстинктивное.

     Еще один пласт проблем, которые явно недооценивались классическим рационализмом - это сфера бессознательного. З.Фрейд (1856-1939), основатель психоанализа многое сделал для анализа этого пласта человеческой психики, показав его влияние на разумную и эмоционально-волевую сферу человека.

     Однако иррационалистические течения философии, справедливо критикуя ограниченность разума, абсолютизацию его притязаний в рамках классического рационализма, впадали в другую крайность - абсолютизацию нерациональных (воля, интуиция) или иррациональных (инстинкт, бессознательное) слоев человеческой психики.

      На протяжении Х1Х - ХХ вв. критические по отношению к рационализму философские течения сосуществовали с продолжавшими развиваться рационалистическими тенденциями в философии. Одной из таких рационалистических течений было позитивистское направление.