Двадцатый век с его небывалыми научно-техническими достижениями сделал жизнь людей более уютной, комфортной, но не сделал ее более гарантированной, безопасной. Пример тому не только две кровопролитнейшие мировые войны, унесшие жизни десятков миллионов людей, но и не прекращающиеся локальные конфликты, техногенные аварии и катастрофы, глобальный экологический кризис, грозящий перерасти в глобальную катастрофу и целая масса других социально-экономических и политических проблем. В условиях глубокого кризиса современной цивилизации, проявляющегося во всех сферах, в том числе и в духовно-нравственной, усиливаются ощущения негарантированности и незащищенности человеческого существования. Поэтому нет ничего удивительного в том, что влияние религии не только не ослабло (как предрекали и надеялись многие ‘’архитекторы’’ коммунистического строительства), но и значительно возросло. Многие мыслящие люди приходят к выводу, что ощущение самодостаточности человека не более, чем самонадеянная иллюзия. Это побудило многих к более глубокому и внимательному изучению религиозного (прежде всего христианского) вероучения. Конечно же изучения не по учебникам научного атеизма, тенденциозность, упрощенность и идеологическая ангажированность которых сегодня кажется очевидной, а по произведениям отцов Церкви и выдающихся богословов и религиозных философов, произведения которых теперь стали доступны.

    Среди выдающихся религиозных философов ХХ в. можно назвать целую плеяду русских мыслителей таких, как Н.Бердяев, П.Флоренский, С.Булгаков, С.Франк, И.Ильин и др. В центре внимания русских религиозных философов – духовно - нравственные искания человеческого духа, проникнутые тревогой и надеждой, стремлением раскрыть в человеке лучшие черты, напомнить ему о его высочайшем предназначении, указать путь его выхода из того состояния, в котором он пребывает. Причем эти искания и призывы лежали не в плоскости революционно - практических преобразований окружающего человека мира (прежде всего социального), а на путях его духовно - нравственного преображения.

      Русские религиозные философы, будучи все - таки философами и искренне и глубоко верующими людьми, старались отстоять право религиозной философии на существование на фоне религиозного сознания именно на путях богопознания, творческой, свободной интерпретации догматов христианства философствующим разумом. Среди этой плеяды религиозных философов, наиболее значимая фигура Николая Бердяева, представителя экзистенционально - персоналистического направления русской философии, который еще в начале ХХ века в своих работах предвосхитил многие проблемы последующего экзистенциализма.

      В персонализме как разновидности религиозной философии ХХв. (Бердяев, Шестов, Мунье, Лакруа и др.) человек предстает не как абстрактное разумное существо, некий гносеологический субъект, рационализирующий мир, а как личность, существо конкретное, неповторимо уникальное в проявлении своих телесно-душевных и духовных качеств. Личность превращается в фундаментальную онтологическую категорию. Человек как личность является творением всеблагого личного Бога и предстает как Его образ в безличном мире, наделенный свободой и способностью к творчеству.

      Одним из наиболее влиятельных религиозных течений в западной философии ХХ в. является неотомизм, который возник в последней трети ХIХ веке и стал официальной философской доктриной римско-католической церкви. Возрождение томизма - философии Фомы Аквинского – Томаса Аквината (отсюда и название томизм) в лице неотомизма должно было, по замыслу католической церкви, дать ответ на серьезные вызовы времени – распространение атеизма, рост революционных выступлений, усиливающееся влияние и авторитет науки.

      Неотомизм претендует на универсализм, стремясь объединить в некоем целостном синтезе самые различные духовные ценности – веру и разум, спекулятивность и здравый смысл, созерцательность и практицизм, индивидуализм и соборность. Он дает довольно оптимистическую картину мира не как некоего абсурда и вместилища человеческой заброшенности (экзистенциализм), не как игрушки в руках произвольной человеческой активности (прагматизм), а как реального благого творения благого Бога. И мир этот заслуживает приятия и уважения. Своим универсализмом, обещающим удовлетворить самые разные потребности духовного порядка, неотомизм привлекателен прежде всего для естественно  научной интеллигенции.

      В структуре неотомизма как религиозно-философской системы выделяют: метафизику, предметом которой выступает бесконечное, трансцендентное, умопостигаемое чистое бытие; натурфилософию, изучающую телесный мир – чувственное и изменчивое бытие; онтологию, основу которой составляет учение об акте и потенции. В основе гносеологии неотомизма лежит разделение мира на естественный и сверхестественный, сотворенный и творящий. В неотомизме большое внимание уделяется вопросам истории и проблеме человека, в которых традиционные томистские идеи получают новую интерпретацию в соответствии с духом времени. В целом можно отметить что проблема человека, выдвинувшаяся в центр философской проблематики, занимает очень существенное место в философско - религиозных концепциях ХХ века.