Философские категории представляют собой универсальные понятия, в которых отображаются  всеобщие свойства, связи, отношения, присущие объектам любой природы. Это означает, что какие бы объекты мы не взяли: физические, химические, биологические и т.п., при их анализе мы обнаружим, что всем им присущи пространственные, временные, качественные,  количественные, структурные, функциональные, генетические и т.п. характеристики, которые и выражаются в соответствующих категориях. Поэтому при анализе объектов любой природы исследователь вынужден использовать универсальные категориальные структуры мышления. Он опирается на категории как на некий логический каркас, "скелет", наращивая на него плоть конкретно -  научных знаний.

          В самом деле, исследователь не может отыскать причину какого - либо конкретного явления, если он не будет опираться на общее знание того, что такое причина, чем она отличается от условия и как они взаимодействуют в производстве следствия. Аналогичная ситуация будет с конкретными, качественными, функциональными, пространственными, временными и др. характеристиками того или иного объекта, изучение которых предполагает использование категорий: качество, количество, структура, функция, пространство, время и т.п.

     Иными словами, категории выступают как некие фундаментальные, базисные, опорные структуры мышления, на основе которых оно строится и разворачивается. Но знание одних универсальных категорий, хотя и необходимо для анализа конкретных свойств и отношений объектов, но недостаточно, ибо из категорий как всеобщих мыслительных структур нельзя дедуцировать конкретные особенности тех или иных объектов. С их помощью нельзя различить объекты разной природы, ибо в категориях фиксируется то, что будет общим всем объектам (всеобщее). Точно также как нельзя увидеть конкретную специфику местности из контурной карты, ибо она дает некую опорную координатную сетку, которую нужно еще дорисовать конкретной спецификой. Вот и категории служат неким подобием такой контурной логической карты, координатной сетки, которая "раскрашивается" физическим, химическим, биологическим «карандашами», для выявления конкретной специфики, незаложенной в категориях. Таким образом, категории – необходимый (но недостаточный) логический фундамент, на который опирается и на котором разворачивается конкретно-научное знание.

          С гносеологической точки зрения, категории можно рассматривать как универсальные формы знания, в которых аккумулируются, кристаллизируются, откладываются всеобщие характеристики явлений и процессов. Это не пустые, а содержательные формы мышления и в силу этого с логико-методологической точки зрения они выступают как некие логические инструменты, средства, орудия при познании, логическом освоении еще непознанных объектов. Осуществляя категориальное членение, выявляя определенные градации, определенности изучаемых явлений, исследователь фрагментирует исследуемый объект, подводя выделяемые     фрагменты  под универсальные логические структуры (категории), т.е. осуществляет вместе с анализом и синтез. Чем богаче будет содержание категорий, тем эффективнее будет их использование в качестве определенных логических инструментов. "В категориях" отражаются всеобщие характеристики вещей (гносеологический аспект) и «с помощью категорий» познается еще неопознанное (логико-методологический аспект).

          Аналогом категорий как логических орудий, инструментов могут служить обычные материальные орудия. В том или ином материальном орудии аккумулирован опыт предметно-практического освоения мира. Чем богаче будет этот накопленный в снятом виде опыт, тем эффективнее будет использоваться это орудие как средство воздействия на осваевыемые объекты.

           Далеко не во всяком готовом суждении будут явно фигурировать философские категории, что может породить ошибочный вывод об их необязательности, ненужности и т.п. Но если задать вопрос о том, как происходит формирование таких суждений, где на поверхности не видны катории, то мы увидим, что "за кулисами" стоят те или иные категории, на которые  явно или не явно опирается мысль при формировании суждения. Например, для того, чтобы сформировать такое обычное суждение "Зимой в северном полушарии реки покрываются льдом" необходимо осознанно или неосознанно опираться на категории пространства (где замерзает?), времени (когда замерзает?), причины (почему замерзает?), качества, количества, меры, скачка (что происходит с водой при понижении температуры до нуля градусов?).

              Категориальный логический инструментарий при познании еще непознанных объектов, явлений используется не в произвольном порядке, не «скопом», одновременно и т.п., а в соответствии с логикой движения познания, начиная с изучения характеристик, которые наиболее доступны. Познание идет от явления к сущности, от внешнего к внутреннему. По мере этого движения в «игру вступает» не все сразу, а определенные категории как логические инструменты, подобно тому, как мастер использует набор инструментов не весь одновременно, а в соответствии с решаемыми им задачами, по мере «углубления» в объект.

             Исследователь, фиксирует факт выделенности, относительной отграниченности явления («отдельное»). Затем в отдельном, сравнивая его с другими отдельными, он находит индивидуально неповторимые его черты («единичное»). Далее, он в процессе сравнительного анализа выявляет, повторяющие, сходные черты («общее»). Затем исследователь начинает рассматривать строение, организацию объекта, выявляя в его субстратной, структурно-функциональной динамике, устойчивость, целостность, взаимообусловленность частей, элементов и т. п. Здесь задействуется целый блок категорий ‘’ответственных’ ‘за эти характеристики (часть - целое, форма-содержание, и др.)

      Параллельно с этим исследователь идет по другой линии анализа, выявляя генетическую детерминацию объекта, рассматривая его как некий результат действия различных факторов (‘’следствие’’). Распутывая этот клубок связей, он находит отношения, связи, факторы, которые генерировали, породили данное следствие ("причины"), отличая их от связей, которые не генерируют следствие, но влияют на него ("условия").

       Вместе с тем, исследователь изучает характер связей, отмечая, что ‘’на поверхности’’, в массе своей связи носят нерегулярный, спорадический, преходящий, мимолетный характер (‘’случайность”), однако углубляясь, он обнаруживает за этой массой нерегулярности, неустойчивости, случайности, нечто регулярное, устойчивое, непреложное (‘’необходимость’’). Случайность и необходимость присущи как причинным, так и структурно-функциональным связям.

       В процессе познания исследователь идет от внешнего, неустойчивого, нерегулярного к общему, устойчивому, необходимому, внутреннему, глубинному, скрытому основанию явлений (‘’сущность’’). Далее рассматривая объект как закономерно развивающийся, порождающий свои формы и состояния, исследователь не только констатирует факт его существования (‘’явление’’)  не только знает его необходимые, устойчивые, внутренние связи (‘’сущность’’), но может прогнозировать будущие состояния объекта (‘’возможность”). Объект эти возможные состояния еще не реализовал, а субъект уже вышел на такой уровень познания объекта (более высокий, чем уровень познания сущности), когда он рассматривается в актуальном богатстве своих целостно взаимосвязанных структурно-функциональных и эволюционных характеристик (‘’действительность’’), содержащих потенции дальнейшего развития (‘’возможность’’).