Общество представляет собой не только сложно - организованную систему с присущими ей структурно  - функциональными связями и взаимодействиями ( этот аспект рассмотрен в п.2.1.), но и развивающийся во времени исторический процесс. Этот процесс также сложен и противоречив, а его теоретическая реконструкция представляет собой чрезвычайно сложную проблему.

Долгое время в марксистской философии единственно верным теоретическим воспроизведением исторического развития общества считался формационный подход, основанный на учении К.Маркса об общественно - экономических формациях. Согласно этому подходу, развитие общества есть закономерный  естественно - исторический, прогрессивный процесс, где ступенями этого прогрессивного развития выступают общественно - экономические формации (первобытно - общинная, рабовладельческая, феодальная,  капиталистическая, коммунистическая). Само членение истории на ступени определялось классовым характером марксистской доктрины. Марксизм смотрел на историю общества сквозь "амбразуру" классовых ценностей, создавая утопические  проекты построения коммунизма, который должен был прийти на смену ставшему реакционным  капитализму.

Поэтому формационное членение истории, схватывая важные сущностные стороны исторического процесса, все же очень сильно его упрощало. Формации как ступени исторически прогрессивного развития в марксистской парадигме хотя и взаимосвязаны, но все же "стремятся" дистанцироваться друг от друга, в своем прогрессивном восхождении к высшей и конечной формации - коммунистической. Поэтому в таком восходящем ступенчатом развитии дискретность  преобладает над непрерывностью, отрицание - над приемственностью. Например, в ходе осуществления  коммунистического проекта такие общецивилизационные  достижения, как рыночная организация экономики, правовое государство и т.п. были отброшены как реакционный буржуазный хлам.

Формационный подход, претендуя на универсальность, стремился все многообразие и специфичность конкретно - исторического развития уложить в прокрустово ложе формационной пятичленки. Само  историческое развитие рассматривалось очень схематично  как однолинейная последовательность ступеней - формаций. Вариативность исторического  процесса отвергалась.

В противовес марксистской схеме исторического развития были выдвинуты концепции, отрицающие единство мировой истории, абсолютизировавшие многообразие  и неповторимость различных культур, утверждавшие их "непроницаемость" (О.Шпенглер). Это  другая крайность, абсолютизирующая моменты, которые игнорировал марксизм. При рассмотрении исторического процесса марксизм абсолютизировал единство, однолинейность, необходимость, повторяемость в истории, игнорируя многообразие, поливариантность, случайность, неповторимость.

Всемирно - исторический процесс имеет свою логику. Но эта логика  не является  линейной и однозначной. Логика истории не есть простое тиражирование однообразных структур, фиксирующее тождественность, повторяемость порядков, судеб различных стран и народов (критерий повторяемости в формационной парадигме является одним из главных оснований периодизации истории). Общая логика у истории есть, но это не множество одинакового, а единство многообразного.

Таким образом, исторический процесс совмещает в себе единство и многообразие, направленность и многовариантность, необходимость и случайность, повторяемость и неповторимость, определенность и неопределенность, предсказуемость  и непредсказуемость.

Марксизм, говоря о движущих силах общественного развития, в определенной мере недооценивал роль субъективных, и прежде всего, личностных факторов, делая упор на объективные факторы. К последним относились главным образом  объективные противоречия: противоречия между производительными силами и производственными отношениями, производством и потреблением, классовая борьба, социальные революции и т.п. Роль потребностей, интересов и целей людей признавалось, хотя относилась в основном к коллективным субъектам, т.е. большим социальным  группам  - классам, массам. Роль личности, её побудительные мотивы явно недооценивались. Хотя исходным является именно деятельность отдельных людей, их нужды, стремления и чаяния.

Потребность выражает объективную зависимость человека от внешнего мира, нуждаемость человека в каких - то материальных и духовных предметах. Если потребность не осознается, то она проявляется как некая неудовлетворенность, неясное томление и т.п. Если она осознается, то переходит в другую плоскость - поиск конкретных условий и способов ее удовлетворения. Тогда можно говорить об интересе, который, с одной стороны, является основанием мотивации человеческой деятельности, а с другой, - основой для формирования целей (цель как идеальный образ желаемого будущего) и построения программ их достижения. И мотивационные и целевые компоненты деятельности пронизаны ценностным содержанием, которое  неразрывно связано с когнитивным содержанием (необходимые знания, навыки и т.п.) и во многом определяет не только мотивацию и цели деятельности, но  и выбор предмета, средств, алгоритмов деятельности в их органическом единстве.

Потребности, интересы, цели и ценности отдельных людей и различных социальных групп в их переплетении и взаимодействии являются подлинными движущими силами общественного развития.