Проблема человека, его сущности и места в бытии с необходимостью является одной из важнейших проблем философии. Будучи формой мировоззрения, философия не может не характеризовать положение человека в универсуме. Поэтому проблема человека так или иначе заложена во всех содержательных формулировках основного вопроса философии. И.Кант в принципе поставил вопрос «Что такое человек?» во главу угла, Ф.Энгельс, говоря об отношении мышления к бытию, понимал мышление как ключевую способность человека, М.Хайдеггер, вопрошая о смысле бытия, вопрошал о смысле бытия именно для человека.

Вплоть до софистов и Сократа человек мыслился в единстве с космосом, и вопрос о человеке как таковой не ставился. Лишь социально-политические потрясения V-IV веков до н.э. заставили мыслителей античности обратить на него особое внимание. Роль личности в тогдашнем греческом обществе постоянно менялась, что требовало либо обосновать такое положение дел (и это сделали софисты), либо устремиться к поиску устойчивых оснований человеческого бытия (Сократ и Платон). С тех пор проблема человека является одной из ключевых в любой значительной философской концепции.

Существующие подходы к определению сущности человека можно классифицировать следующим образом:

I. Объективистские. Общим местом объективистских концепций является стремление выделить существенные признаки человека как родового существа. Упрощённо их сущность можно выразить так: «Сущность человека предшествует его существованию».

Природно-объективная концепция рассматривает человека в первую очередь как биологический вид, морфологические особенности которого задают необходимость возникновения культуры и общества. Примером может служить биологическая антропология А.Гелена и Х.Плеснера.

Идеально-заданная концепция ведет свое начало от Платона и предполагает, что человек в своих основных чертах определен в рамках истинного бытия, которое может пониматься как царство идей, в котором пребывают вечные человеческие души. Душа как гипостазированная совокупность социального и духовного в человеке провозглашается его индивидуальной сущностью, тело играет подчиненную роль. Сущность же человека как родового существа представляется как вечная единая идея, нетождественная индивидуальным душам.

Более жесткий вариант этой концепции представлен креационизмом, в котором задана не только родовая сущность человека, но и предопределено так или иначе (в виде собственно предопределения или предвидения богом) его индивидуальное существование.

Иная версия идеально-заданной концепции представлена философией Гегеля. Человек выступает здесь закономерным этапом развития идеальной первоосновы мира и задан не в прообразах-идеях, а только в предпосылках. Так, предпосылочно заданы формы мышления человека, поскольку они тождественны формам бытия самой абсолютной идеи, но складываются лишь на определенном этапе общественного и личностного развития. При этом Гегель показал огромную значимость социальных факторов и, в первую очередь, труда для человека.

Социологическая концепция настаивает на социальной сущности человека, которая складывается в результате становления самого общества и жизни человека в нем. Способами бытия человека как сущего выступают здесь общество, культура и история. Классический пример – философия марксизма.

II. Субъективистские концепции получили наибольшее распространение в ХХ веке, хотя первопроходцами в этом направлении были еще софисты. Здесь на первое место выходит проблема индивидуализированного человеческого бытия. Сущность субъективистских концепций хорошо выразил Ж.-П.Сартр: «Существование (человека) предшествует (его) сущности».

Психоаналитическая концепция возникла в результате развития психологии как науки, первоначально независимо от философии. З.Фрейд понимал человека как в первую очередь биологическое существо, но настаивал на субъективной мотивации человеческой деятельности. Человек детерминируется «изнутри». Механизмы либидо и его сублимации действуют только в индивиде и индивидуально, хотя некие общие закономерности и присутствуют.  Последний момент заставил К.Г.Юнга выделить т.н. «архетипы» - формы «коллективного бессознательного» - и тем самым несколько отойти от последовательного субъективизма в понимании человека.

Экзистенциальная концепция возникла на базе трансцендентализма. Она нацелена на раскрытие бытия человека в единстве с его существованием. Именно личностное существование, экзистенция оказываются здесь формой бытия человека. Его главный признак – самосознание. Его главная характеристика – свобода. Однако не всякое существование с точки зрения экзистенциализма есть истинное бытие. Существование, не знающее о своей свободе и уникальности, погрузившееся в неподлинность социальных противостояний или производственного процесса – не есть экзистенция. Представители – М.Хайдеггер, К.Ясперс, Ж-П. Сартр, А.Камю.

Персоналистская концепция близка экзистенциализму, но для нее характерны несколько иные акценты. Во-первых, большую важность здесь играет анализ конкретно-межличностных отношений по схеме «Я-Ты» (С.Л.Франк, М.Бубер, Э.Мунье). Именно такая коммуникация провозглашается сущностно определяющей для человека – в отличие от частично деперсонифицированных отношений по схемам «Я-Они», «Мы-Они». Во-вторых, значительную роль играю социальные проявления личности – труд и творчество (Э.Мунье). Существование человека в персонализме носит «вовлеченный», а не абсурдный характер. Именно труд, осуществляемый ради творчества, видится основой самостановящейся личности. Наконец, решающую роль играет концентрация на духовном мире личности, увязываемом с бытием бога (Э.Мунье, М.Бубер).

III. Деконструктивистские концепции. Деконструктивизм возник на исходе ХХ века как отражение процессов информатизации во всех сферах общественной жизни. Его представители (Деррида, Лакан, Фуко) трактуют личность синергетически – как функцию открытой неравновесной системы. В результате личность утрачивает почву и превращается в т.н. сингулярность – единичность, имеющую случайный характер. Такое понимание личности заставляет мыслить ее как функцию любой информационной системы, что метафорически передается в лозунгах типа «все есть тело», «тело без органов» и т.д. Это, повторимся, означает, что индивидуализированное сознание может быть присуще не только человеческому телу, но, скажем, и компьютеру. Сама же индивидуализация понимается как относительно устойчивая флуктуация (случайно возникшая конфигурация) общего информационного поля, обозначаемого как текст. Результатом такого понимания личности стала критика и ироническая деконструкция традиционных концепций, проходящие под лозунгом «Смерти человека».

Весьма интересна и продуктивна для анализа истории проблемы человека классификация мировоззренческих картин человека, разработанная основателем философской антропологии Максом Шелером. Ее ценность заключается, во-первых, в том, что выделяемые теоретические подходы выступают также наиболее общими способами определения человеком своего места в мире. Тем самым они основаны не только в философской и научной рефлексии человека, но во всей его жизнедеятельности. Каждая «идея» человека – это способ жить, предполагающий соответствующее мировоззрение, методику познания мира и технику деятельности. Во-вторых, каждая идея выступает также основанием понимания исторического процесса (как процесса достижения спасения, познания бытия, покорения природы, деградации человека как биологического существа). Таких комплексных «идей» человека Шелер насчитывает пять.

1. Первая из них задана Библией, иудео-христианским монотеизмом. В ней человек понимается как образ и подобие бога.

2. Она нередко смешивалась с другой идеей — Логоса, божественного разума, и человека как существа разумного, homo sapiens. Но эта идея вышла из совсем другого культурного круга и имеет иное содержание: она является «изобретением греков». Человек здесь отличается от животных и растений как носитель Логоса, или Нуса. В классической античной философии разумность человека определяется как сопричастность космическому порядку, божественному Логосу. Эта картина господствовала и в схоластике, и в философии Нового времени от Декарта до Гегеля.

3. Наука задает третью идею, которая является идеей homo faber, человека умелого. Для натурализма, позитивизма, прагматизма человек есть природное существо, отличающееся от животных только количественно, по степени развития мозга, но никак не по сущности. Человек есть один из видов животного мира, наделенный более сложной структурой влечений. Его интеллект связан с практической деятельностью, использованием орудий, языком. Он подчинен тем же природным законам, что и все прочие существа.

4. Четвертая идея подчеркивает антижизненность человека, предстающего как «дезертир жизни», как «инфантильная обезьяна с нарушенной внутренней секрецией» (Л. Болк) или даже как «впавший в манию величия по поводу своего так называемого «духа» вид хищных обезьян» (Лессинг). Полагается, что в человеческом мире перестали действовать законы биологии, нет естественного отбора. Поэтому человек оказывается «тупиком», его разум выступает как «болезнь», а человеческая культура – как продукт биологической немощи.

5. Пятая идея принадлежит философам, которые отталкиваются от «сверхчеловека» Ницше, но оценивают индивидуальное существование вовсе не пессимистически. Примером для Шелера служит этика Н. Гартмана, в которой обосновывается «постулаторный атеизм ответственности». Чтобы человек был свободным, не должно быть ни Бога, ни какой-то его замены в виде цели, к которой устремлен весь мир. Признание телеологической картины мира кладет конец абсолютной свободе человека. И наоборот, если мир подчинен лишенным всякой «разумности» механическим законам, то заброшенный в него человек совершенно свободен и несет полную ответственность за свой выбор. Шелер отнес к этой «идее» экзистенциализм Хайдеггера и назвал образ человека в «Бытии и времени» homo curans – человек озабоченный. Еще в большей мере к этой группе учений можно отнести экзистенциализм Сартра.