Философские дисциплины, занимающиеся познанием – гносеология (познание вообще) и эпистемология (научное познание). Основной вопрос гносеологии – «Познаваем ли мир?» Реальное его содержание можно сформулировать, задав следующий вопрос: в состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности? Человек познает объективную реальность не непосредственно, а через ощущения, на основе которых формируется комплекс явлений, в той или иной степени отражающих познаваемые предметы и процессы. В гносеологическом реализме (или гносеологическом оптимизме) предполагается, что мир воспринимаемых нами явлений в достаточной мере соответствует объективной реальности для того, чтобы она могла быть познана человеком посредством этих явлений. Агностицизм исходит из того, что мир воспринимаемых явлений принципиально не соответствует объективной реальности, которая становится т. о. непознаваемой. В современной философии науки существует такой вариант агностицизма, как конвенционализм (А. Пуанкаре), в котором отношения между вещами отделяются от сущности самих вещей и считается, что познаваемы только эти отношения.

На заре Нового времени аргументация гносеологического оптимизма восходит к Ф.Аквинскому и Г.Галилею: божественное происхождение разума гарантирует его познавательные возможности. Сходным образом обосновывает возможность познания Гегель (принцип тождества бытия и мышления). С точки зрения марксистов, истинное знание о мире достижимо вследствие того, что познание не сводится к мыслительным процессам, а связано с практикой. Практика представляет собой материальную, целенаправленную, основанную на знаниях деятельность людей. Практика двуедина; включает в себя материальные элементы (человек действует как материальное существо по законам материального мира) и духовные (цель, знания, контролирующая работа сознания). В практике материализуются знания человека, раскрываются неявные свойства объектов, становится очевидной истинность знания. Признавая убедительность аргументации марксистов, следует отметить, что функционирование практики в процессе познания не всегда гарантирует эффективность познания. Во-первых, практика исторически ограничена, поэтому далеко не все гипотезы могут быть проверены. Во-вторых, в самом процессе практики могут возникнуть артефакты, искажающие реальные связи действительности. В-третьих, успешная практическая деятельность не всегда основывается на истинном знании, а довольно часто - на рецептах. Используя рецепт, человек знает, что нужно делать для достижения желаемого результата, но не знает, что при этом происходит.

Среди аргументов агностицизма выделим два основных. Во-первых, процесс и результаты познания отягощены неустранимым субъективизмом: мы познаем явления мира и выражаем свое знание о них человеческим способом, в соответствии со своими познавательными способностями. И. Кант различал «вещь-в-себе» (то, как вещь существует реально) и «вещь для нас» (то, как мы ее воспринимаем). Во-вторых, существуют явления, которые не могут войти в опыт субъекта. К ним Кант относил бессмертие, бесконечность. Список этих запредельных для опыта явлений можно продолжить: возникновение жизни, человека и общества, история человечества во всей ее полноте.

Аргументация агностицизма и гносеологического оптимизма приводит к выводу, что познание возможно, но всегда ограничено. Границы эти бывают двух типов - одни из них могут отодвигаться, другие - непреодолимы. Уже античная философия всячески подчеркивала роль предела, конечного в познании. Предел - определяющее, дающее смысл, завершенность вещи. То, что не имеет завершенности, определения - непознаваемо. Не случайно Аристотель утверждал, что «невозможно знать, пока не дойдешь до неделимого». Неделимое, т.е. дискретное (от лат. - отделять, различать), есть характеристика сущего, предела. Только то, что различено, и может быть познано.

Вопрос о познаваемости мира - это не просто вопрос о том, познаваем ли «мир вообще». Это прежде всего вопрос: о каком мире идет речь - мире наших собственных знаний, впечатлений или о действительном, материальном мире, существующем независимо от наших знаний о нем. Материалисты всех времен так или иначе рассматривали процесс познания как отражение, в котором знание не предшествует от века, - оно рождается, творится заново человеком именно в процессе познания. Человек познает не знание, свое собственное или божественное, он познает внешний мир, материю, т.е. то, что само по себе знанием не является. Эта точка зрения «отражения», она коренным образом отличает материализм от идеализма в вопросах познания.

В современных представлениях о познании происходит смена ориентации: от стремления создать единственную «подлинно научную» теорию познания к диалогу фундаментальных идей о познании в различных философских учениях. В сферу гносеологического анализа вовлечены самые разнообразные формы, механизмы и условия познавательной деятельности. Познание при этом характеризуется на различных уровнях: как деятельность индивидуального или коллективного субъекта; как содержащее не только собственное знание, но и мнение, веру, убеждения, понимание, а также систему ценностных предпосылок (познавательная деятельность всегда представлена в культурно-историческом контексте, в системе общения и социальных коммуникаций). Важно отметить тесное взаимодействие современной теории познания и специальных наук: теория познания без контакта с наукой - пустая схема, наука без теории познания - примитивна и беспорядочна (А. Эйнштейн).

Субъект, объект, предмет познания. Понятие «субъект познания» многозначно. Во-первых, этим понятием обозначают конкретного познающего человека - индивидуальный субъект. Однако человек в процессе познания выступает не как «гносеологическая робинзонада», он включен в информационный обмен, пользуется в процессе познания культурными, научными, методологическими достижениями всего общества (и может быть, человечества). Поэтому субъектом познания выступает, во-вторых, общество в целом - коллективный субъект. Методолог и историк науки Т. Кун выделяет третий, промежуточный уровень существования субъекта познания - научное общество. Следует различать понятая «объект познания» и «предмет познания». Объект познания - некоторый фрагмент действительности. Предмет познания - это особый ракурс рассмотрения объекта, определенный круг проблем, касающихся объекта. Как видно из определений, один и тот же объект познания может быть предметом различных познавательных дисциплин. Предмет познания есть идеализированный объект. Объект в его сложности и многообразии - предпосылка познавательной активности субъекта, зависимость же процесса познания от ценностных ориентации и многомерности субъекта придает познанию открытый, незавершенный характер.

Взаимосвязь чувственного и рационального познания. В античности философы развивали тезис, что только разум (а не чувства) способен постигать вещи такими, какие они суть в действительности. Античность подчеркивала преимущество теории перед практической деятельностью, рассматривая теорию как причастность божественному в созерцании, которое оставляет все как есть, не мешая самопроявлению истины. В средние века познание мира было подчинено задачам богопознания и спасения души - тезис, разделяемый всеми мыслителями средневековья. Разногласия возникали при обсуждении вопроса о том, способствует ли рациональное познание их выполнению. Для монашеско-мистической традиции (Франциск Ассизский, св. Петр Дамиани, Бернар Клервоский и др.) характерен отказ от рационального познания, которое расценивалось как причина грехопадения и проникновения зла в мир. Схоластическая философия, напротив, утверждала гармонию веры и разума. Оценка места и роли рационального, в частности философского, знания выражалась в утверждении, что «философия является служанкой богословия». Считалось, что разум, просветленный истинами Откровения, ведет к той же цели, что и вера, - к жизни с Богом. Вопрос об источнике идеи (знания) стал ведущим в философии Нового времени. Представитель рационализма в гносеологии Р. Декарт утверждал, что достоверное знание может быть получено только усилиями разума, так как чувственный опыт всегда случаен и неполон. Разум содержит и врожденные истины, из которых логически можно вывести остальное знание. Сенсуалисты, (от. лат. sensus - восприятие, ощущение) утверждали, что в разуме нет ничего, что прежде не содержалось бы в чувствах.

В современной гносеологии преодолено противопоставление чувственного и рационального познания. Конкретный познавательный процесс начинается с некоторой предпосылочной познавательной установки. Она, с одной стороны, задает направленность познанию, с другой - с каждым новым познавательным опытом обогащается, уточняется.

Перечислим ее основные элементы:

1. Понятия, на основе которых субъект различает, выделяет объекты познания.

2. Предшествующий чувственный опыт.

3. Нормы логики, позволяющие правильно оперировать понятиями и образами.

4. Конкретная познавательная задача, в которой указано, что именно мы хотим или должны знать об объекте.

5. Правила интерпретации получаемого опыта. Иными словами, за непосредственно воспринимаемыми чувственными данными субъект должен увидеть нечто иное - причину, сущность, скрытые свойства объектов. Например, за фактом падения яблока Ньютон увидел действие сил притяжения.

Познание может быть классифицировано и, в зависимости от принципа классификации, в нем выделяют:

1) Уровни: чувственный и рациональный, если речь идет о познании вообще, или, если речь идет о научном познании,  эмпирический и теоретический.

2) Формы: познание, направленное на получение знания, неотделимого от индивидуального субъекта (ощущение, восприятие, представление) и познание, направленное на получение объективированного знания, существующего вне отдельного индивида (объективации знания в виде текстов и артефактов, наделенных социокультурным смыслом).

3) Типы: обыденный, художественный и научный, подразделяющийся на естественнонаучный и общественнонаучный.

Познание и практика. Связи познания и практики многообразны. На ранних этапах развития общества усовершенствование орудий производства привело к повышению производительности труда, что явилось условием отделения умственного труда от физического. Выделилась группа людей, получивших возможность «профессионально» заниматься духовным производством, в том числе и познанием. Практика играет роль основы, средства и цели познания. В качестве основы познания практическое взаимодействие с объектом является источником новых фактов. Опытное естествознание немыслимо без средств наблюдения и экспериментирования. Создание необходимых приборов возможно лишь во взаимодействии, науки и производства. Знание ценно своей практической применимостью. Поэтому развитие знаний детерминировано не только внутренней логикой, но и стимулируется технологическими потребностями производства.

Познание и детерминизм. Важнейшие функции познания - объяснение известных и предсказание неизвестных фактов. Объяснение и предсказание предполагают знание детерминистских связей. В этом случае с применением принципа причинности в гносеологии возникает ряд проблем.

Во-первых, вызывается ли изучаемое событие одной причиной или объяснение события предполагает знание всех основных влияющих факторов. Размышления над этим вопросом приводят к выводу, что понятия причины и следствия являются абстракциями, упрощающими реальность.

Вторая проблема имеет не только гносеологическое, но и философско-мировоззренческое значение. Речь идет о причинно-следственной цепочке событий (явлений). Событие А имеет причиной событие В, событие В детерминировано событием С и т.д. Имеет ли эта цепочка окончание? Любой ответ на этот вопрос означает, что в познании есть неустранимая неопределенность. Либо познание закончится открытием последней необъяснимой причины, либо познание бесконечно, но на каждом историческом этапе оно ограничено признанием некоторых исходных и необъяснимых фундаментальных свойств действительности (например, инстинкт выживания в биологии, гравитационное взаимодействие в физике).

В современной гносеологии существует точка зрения, что идея о всемогуществе разума не противоречит идее о бесконечности познания, а значит, вполне может быть согласована с тем обстоятельством, что всегда будет существовать нечто, что мы никогда не можем узнать. Относительно всякой конкретной формы, конкретного метода познания всегда существует реальность, «выпадающая» из сферы познаваемого. Непознаваемая реальность не обязательно ведет к агностицизму, но является важным фактором детерминации познания незнанием.