Основной проблемой теории познания является проблема достижения истины. Иначе: основным вопросом гносеологии является вопрос: «Что есть истина?» Этимологически слово «истина» происходит от того же корня, что и «бытие» - и тем самым в пред-понимании обозначает «то, что есть», или, раскрывая эту формулу: «то мыслимое и ощущаемое, что соответствует действительно существующему». Именно поэтому классическим является понимание истины как соответствия мысли о предмете предмету мысли. Долгое время поисками истины руководил принцип тождества бытия и мышления, впервые сформулированный Парменидом: «что мыслимо, то и есть, что есть, то и мыслимо», - и развитый Гегелем в формулу: «всё разумное действительно, всё действительное разумно». Этот принцип требовал точного соответствия мысли и реальности, приводя т. с. к философскому идеализму. В современной философии ставится только проблема адекватности познания, т. к. относительность его форм, и в том числе, диалектическое противоречие (а не тождество) между бытием и мышлением, не вызывают сомнений.

Существует несколько основных концепций истины.

1. Концепция «онтологической» истины. Основана Парменидом,  развилась вместе с объективным идеализмом в учениях Сократа и Платона как способ борьбы с софистическим релятивизмом. Стала господствующей в религиозно-философской мысли. Истина понимается как существующую вне человеческого сознания идеальная сущность. Например, для Гегеля абсолютная идея и есть сама истина. Истина фактически приравнивается к субстанции, истинному бытию.

2. Корреспондентская или классическая концепция истины. Родоначальником этого направления стал Аристотель, утверждавший, что истина - это соответствие мысли о предмете самому предмету мысли. При этом Аристотель был убежден, что сам объект не зависит от мысли о нем, которая может соответствовать ему или нет. Однако при всей правильности определения истины, данной Аристотелем, оно все же несколько абстрактно и неопределенно. Наибольшие трудности в нем вызывает то, как именно следует понимать «соответствие» между мыслью о предмете и предметом мысли. Материалисты Нового времени в своем понимании проблемы истины в общем и целом следовали Аристотелю. Так, теория познания Спинозы определяется его убеждением, что «порядок и связь идей повторяют порядок и связь вещей». Концепция истины в марксистской философии находит выражение в учении Ленина об объективной истине, то есть таком содержании человеческих знаний, которое «не зависит ни от человека, ни от человечества».

3. Когерентная. Истина понимается как согласие мышления с самим собой, т.е. как логическая непротиворечивость мышления.

4. Сенсуалистическая. Истина есть соответствие мышления субъекта его ощущениям. На этой концепции базировался субъективный идеализм Юма и Беркли.

5. Априористская. Истина понимается как согласие мышления с его априорными (доопытными) формами (Кант).

Отождествляя истину с адекватным отражением объекта, многие материалисты понимали это отражение упрощенно, как нечто пассивно-созерцательное, недооценивая активно-творческий характер этого процесса. Идеалисты, напротив, развивали учение об истине как активном процессе, нередко отрывая этот процесс от изучаемого объекта настолько, что развитие понятий порой подменяло собой развитие самого объекта.

Кроме того, в рамках различных философских течений Новейшего времени сложились следующие концепции истины:

1. Прагматизм. Прагматисты (Пирс, Джемс, Дьюи) находили истину в соответствии представлений человека его стремлению к пользе.

2. Позитивизм. Позитивисты рассматривали истину как согласование положений науки («языка науки») с чувственным опытом познающего субъекта («фактами его опыта»).

3. Конвенционализм. Согласно этой концепции А. Пуанкаре, определение истины и ее содержание носят условный характер. Истина достигается посредством заключения соглашения (конвенции) в рамках научного сообщества.

4. Эмпириокритицизм. Истина понималась как соответствие мышления наиболее простой взаимосогласованности ощущений (Мах, Авенариус).

5. Экзистенциализм. Экзистенциалисты трактовали истину как форму психологического состояния общества, характеризующуюся предельно ясным пониманием сути вещей, которое открывается человеку только в особых, «пограничных ситуациях».

Истина представляет собой результативный процесс познавательной активности человека. Как процесс движения от знания приблизительного, ограниченного, частного к знанию точному, полному и общему истина всегда сочетает в себе моменты относительного и абсолютного. Поэтому следует различать истину относительную (неполное знание об объекте, которое будет изменено, уточнено и дополнено в будущем) и абсолютную истину (неопровержимое, точное знание об объекте). При этом необходимо иметь в виду, что само деление истин на абсолютные и относительные имеет относительный характер, что к любой истине надо подходить с учетом принципа конкретности, то есть, принимая во внимание границы ее применения.

По характеру отражаемого объекта можно выделить следующие формы истины:

1. Предметная, связанная с потоком информации, идущим от материальных систем микро-, мега- и макромира.

2. В области духовно-жизненных ценностей людей возникает экзистенциальная истина, заключающаяся в соответствии индивидуальных ценностных представлений ценностям, существующим в социуме объективно.

3. Соответствие представлений индивида содержанию той или иной научной концепции, или убеждений индивида комплексу религиозных догматов называется концептуальной истиной.

4. Соответствие представлений субъекта методам и средствам познания – это операциональная истина.

В соответствии со спецификой человеческой деятельности можно говорить о научной, обыденной, нравственной и др. формах истины.

Истину как гносеологическую категорию следует отграничивать от логической истинности. Логическая истинность в формальной логике – истинность предложения (суждения, высказывания), обусловленная его формально-логической структурой и принятыми при его рассмотрении законами логики. Для установления фактической истинности необходим также анализ содержания предложения.

Следует также коснуться понятий неистинности, к каковым относятся ложь, заблуждение и дезинформация. Ложь может быть определена как преднамеренное возведение заведомо неправильных представлений в истину. Понятие дезинформации  обращает внимание на коммуникативный аспект лжи. Дезинформация – это передача объективно ложного знания как истинного или объективно истинного как ложного. Заблуждение – непреднамеренное несоответствие суждений или понятий объекту.

Проблема заблуждения в науке заставляет вводить также понятия, определяющие долю истины и заблуждения в научно-теоретическом знании. В зависимости от степени истинности выделяются достоверное и вероятное знание, предполагающие ряд градаций (проблематичное, правдоподобное и т.п.) Г.А. Геворкян предложил определять достоверное и вероятное знание исходя из двух критериев – его обоснованности и убежденности в нем субъекта (исследователя или научного сообщества). Достоверным называется окончательно и в главном обоснованное как истина, не нуждающееся в последующем обосновании знание, вызывающее в связи с этим в нас полную субъективную уверенность в нем. Вероятное знание характеризуется лишь частичной обоснованностью, оно нуждается в дальнейшем доказательстве и потому вызывает в нас определенную уверенность, сочетающуюся с готовностью к тому, что эта уверенность не опревдается.

Принципиальное значение для науки имеет доказательство истинности наших знаний. В философии это находит свое отражение в поисках критерия истины, или основания, при помощи которого мы могли бы отличать истинное знание от ложного. По этому вопросу в истории философии существуют разные точки зрения.

Сенсуалисты (Локк, Юм, Гольбах, Фейербах) видят критерий истины в ясности наших ощущений, связанных с объектом. Однако непосредственными чувственными данными нельзя доказать ни одно общее утверждение.

Рационалисты (Декарт, Спиноза, Лейбниц, Гегель) считают, что критерием истины являются некие аксиоматические суждения, которые должны приниматься в силу их безусловной необходимости и всеобщности. Но история с пятым постулатом Евклида вызывает обоснованные сомнения в том, так ли уж необходимы и всеобщи эти аксиомы. Возможно, главным пороком этих концепций является стремление найти критерий истины знания в самом знании (чувственном и рациональном).

Марксистская философия предлагает в качестве критерия истины принять общечеловеческую практику. Безусловно, можно доказать, что человеческая практика является основой и целью познания истины. Вместе с тем, нельзя не отметить, что общечеловеческая практика представляет собой достаточно неопределенный критерий истины, чтобы можно было считать его универсальным. Именно поэтому критерием истины является практика, лишь взятая в процессе своего движения, развития.

Существуют и другие способы проверки истинности положений науки (принцип верификации, принцип фальсификации). Но и они, в силу ограниченности своего применения, не могут претендовать на научную общезначимость.

Большой интерес представляет отношение истины и ценности. В философии под ценностями обычно понимают все многообразие объектов, явлений и процессов, а также их свойств и качеств, которые обладают социокультурным значением и смыслом для человека и человечества. По сути дела, мир ценностей совпадает с миром человеческих потребностей и интересов. В этом смысле истина также является одной из основных ценностей, поскольку она соответствует потребности человека в познании действительности. Но в философии, представляющей собой не только науку, но и мировоззрение, научный подход, ориентированный на поиск истины, и подход мировоззренческий, направленный на защиту определенной системы ценностей, далеко не всегда находятся между собой в отношении гармонии. Порой философ оказывается перед дилеммой, что предпочесть: открытие истины, которая может поставить под сомнение сложившиеся устои, или отстаивание ценности, которая призвана эти устои сохранять. Например, Кант в период духовного кризиса откровенно признавался в письме своему другу, что «если истины науки придут в противоречие с истинами жизни, то он предпочтет следовать жизни, а не науке». Выходом из подобного противоречия, особенно характерного для тех ученых, кто специализируется в. социальных и гуманитарных науках, является как проверка истинности научных представлений, так и уточнение подлинного значения принятых ценностей.