Реальные прогнозы будущего развития резко отличаются друг от друга. В качестве примера можно привести работу Ф. Фукуямы «Конец истории?» и труд С.Хантингтона «Столкновение цивилизаций». 

Первая теория будущего развития человечества базируется на том, что либеральная демократия западного типа – идеальная модель общества, и цель всех, кто еще ее не достиг, - стремиться к ней.

Хантингтон, напротив, считает, что по мере продвижения в будущее различия между культурами будут резко углубляться, поскольку они обусловлены не развитием техники или экономики в целом, а социокультурными факторами, прежде всего религиозными или идеологическими. В силу этого столкновение цивилизаций неизбежно.

Оценивая эти сценарии, следует заметить, что оба они не вполне достоверны. В реальных процессах присутствуют как тенденции к универсализации, глобализации, так и к обособлению отдельных социокультурных образований.

Наиболее разработанная концепциия непосредственного и обозримого будущего существует в рамках мир-системного анализа и принадлежит И.Валлерстайну. Опуская собственно политологический прогноз, охарактеризуем с точки зрения МСА будущее человечества в уже начавшемся столетии. И. Валлерстайн в работе «Капиталистическая цивилизация» выделяет три возможных сценария развития событий.

1. Переход к «неофеодализму», который может в значительно более уравновешенной форме воспроизвести эпоху нового смутного времени. Отличительными чертами данной системы будет дробление суверенитета, развитие локальных сообществ и местных иерархий, в общем - возникновение «мозаики» самодостаточных регионов, связанных между собой лишь нитями горизонтальных связей. Такая система может оказаться достаточно совместимой с миром высоких технологий. Процесс накопления капитала не может больше служить движущей силой развития такой системы, однако все равно это будет разновидность неэгалитарной системы, способом легитимации которой, возможно, может явиться возрождение веры в естественные иерархии.

2. Установление «демократического фашизма», когда мир будет разделен на две касты: высший слой примерно из 20% мирового населения, внутри которого будет поддерживаться достаточно высокий уровень эгалитарного распределения, и низший слой, состоящий из трудящихся «пролов», т.е. из лишенного политических и социально-экономических прав пролетариата (остальные 80% населения).

3. Переход к радикально более децентрализованному во всемирном масштабе и высокоэгалитарному мировому порядку. Такая возможность кажется наиболее утопичной, но ее не следует исключать. Для ее реализации потребуется существенное ограничение потребительских расходов, но это не может быть просто социализация бедности, ибо тогда политически этот сценарий становится невозможным.

И. Валлерстайн приходит к выводу о том, что «после бифуркации, которая произойдет в период 2050-2075 гг., мы сможем быть уверены лишь в нескольких вещах. Мы не будем жить в капиталистической мир-экономике, а при каком-то новом порядке или порядках, при какой-то новой исторической системе или системах. И поэтому мы, вероятно, сможем опять узнать относительный мир, стабильность и легитимность. Но будет ли это лучший мир, лучшая стабильность или лучшая легитимность, чем те, которые были известны нам до сих пор, или это будет еще более худший вариант? И то и другое неизвестно, и зависит от нас».